Методы Лечения Наркомании
IMG_8506.JPG


Сейчас существует огромное количество различных центров: коммерческих, государственных (ГНД), религиозных, центры основывающиеся на авторских методиках, центры - поселения наркоманов (подобия коммун), центры работающие по иностранным методикам, центры работающие на принципе терапевтических сообществ (Калифорнийская модель - 12 Шагов Анонимных наркоманов), много откровенных мошенников и шарлатанов (экстрасенсы, медиумы, народные целители: "Лечение наркомании по фотографии..." и т.п.).

В основном все центры делают лишь одно - снимают физическую зависимость и после этого иногда бывает небольшой курс реабилитации наркомана: работа психологов, психотерапевтов, наркологов. Но снятие физической зависимости в деле лечения наркомана это лишь первый или даже нулевой шаг, основа это уменьшение психологической зависимости, уменьшение, т.к. наркоман всегда останется с этой психической зависимостью, потому что наркомания в каком - то смысле слова неизлечима. Это рассуждения не обывателя, но человека, который употреблял сильнодействующие наркотики около 6 лет и сейчас этот человек - трезв!

Метод Назаралиева
Официальный сайт - http://www.nazaraliev-centre.com/
Видеоролик о наркоцентре Назарлиева -
View: http://www.youtube.com/watch?v=g7mLbKrXsPI


Доктор Назаралиев работает и живет в городе Бишкек (Киргизия). Из-за удаленности от центра России, ему удается сохранить ореол таинственности, существующий вокруг его метода.

Министерство Здравоохранения России предлагало доктору Назаралиеву поддержку в распространении его подхода на территории Российской Федерации при условии, что доктор опубликует в приемлемом для научной медицины виде описание своей методики. Однако в ответ на это предложение последовал категорический отказ. Так как, не заключается никаких двусторонних договоров, а только берутся расписки о том, что «чтобы ни случилось с больным во время и/или после лечения, в том числе и в отношении срыва, клиника Назаралиева не несет никакой ответственности перед своим клиентом». Ввиду отсутствия публикаций мы можем рассказать о методе, применяемом в Бишкеке, только по рассказам больных, которые вновь начали принимать наркотики после лечения и обратились за помощь в другие центры.

Анализируя отзывы больных, публикации и доступные источники информации, стало ясно, что для лечения наркотической абстиненции, ''ломок'', доктор Назаралиев использует так называемые атропиновые комы. Получается фактически, что абстинентный синдром преодолевается с помощью… обмороков, вызванных атропином как мощным сосудорасширяющим средством. Эта процедура, как это ни странно, имеет некоторый смысл с точки зрения химического взаимодействия веществ в организме. “Обмороки” несколько уменьшают “тягу” к наркотикам, да и “ломки” в обморочном или полуобморочном состоянии переносятся легче.

Естественно, такого рода лечение крайне тяжело переносится самими больными. Они даже вспоминают об этом периоде с трудом и крайне неохотно.

Применение атропина разрешено в медицинской практике. Однако применение атропиновых ком считается крайне рискованным и не рекомендуется, поскольку:

во-первых, смертельные дозы препарата крайне близки к тем дозам, с помощью которых вызываются комы (такие свойства лекарств в медицине образно называются “узким терапевтическим окном”);
во-вторых, применение системы атропиновых ком может ухудшать и без того плохое состояние мозга больного наркоманией. Дело в том, что атропиновая кома способна затруднить отток крови от мозга, повысить внутричерепное давление и вызвать нарушение деятельности сосудистой оболочки мозга. Все эти явления врачи называют атропиновой энцефалопатией.

Второй этап метода Назаралиева опирается на специальные психотерапевтические методы работы с наркоманом. К сожалению, они основаны на подавлении самолюбия пациента и понижении его чувства собственного достоинства.

Аналогичные подходы были широко известны в американской психотерапии 60 - 70-х годов. Образную демонстрацию таких методов, применяемых при перевоспитании преступника, Вы можете увидеть в легендарном фильма Стенли Кубрика “Заводной апельсин”. Там же можно посмотреть на их “эффективность”.

Это приказные, директивные методы внушения, включающие в себя ту или иную форму наказания пациента при невыполнении им инструкций, даваемых врачом.

Сюда относятся соблюдение крайне строгого и точного режима, длительное нахождение в неприятных и неестественных позах, выполнение крайне неприемлемых для личности действий и т.д.

Необходимо отметить, что официальная западная психотерапии уже больше 20-ти лет назад признала опасность таких способов воздействия на личность: возникновение после их применения неконтролируемой агрессии, склонность больных, прошедших через подобные методы, к попыткам самоубийства и т.д.

Заканчивается реабилитационный этап тем, что больному вводится якобы разработанный доктором Назаралиевым препарат, провоцирующий смерть наркомана, при приеме героина в период действия лекарства.

Надо сказать, что Назаралиев отказался раскрыть химическую формулу этого препарата и провести его клинические испытания. А судя по тому, что большое количество наших пациентов, лечившихся в Бишкеке, чаще всего срывались задолго до окончания действия препарата и до сих пор живы, такого препарата просто-напросто не существует.

Надо сказать, что никакого препарата, являющегося волшебной палочкой, при лечении наркомании вообще не существует и, по всей видимости, при нашей с Вами жизни существовать не будет. Человеку или людям, которым удастся преодолеть все сложности, возникающие на пути создания универсального препарата “от наркотиков”, просто-напросто не понадобится держать его в тайне. Им гарантирована Нобелевская премия и такое финансирование из всех стран мира, что никакая частная клиника денег им просто будет не нужна.

В целом, не смотря на все эти “но”, метод доктора Назаралиева, наравне с другими похожими программами, несомненно, имеет право на существование. На свете живет огромное количество больных наркоманией людей, которым показаны своеобразные методы психотерапии Назаралиева. Это те пациенты, болезненное, доходящее до полной переоценки своей личности, самолюбие которых, не дает им возможности осознать свою проблему и лечиться по-другому.

Самое главное, что нужно понимать, что те без малого 6 тысяч долларов, которые стоит лечение у доктора Назаралиева, дают, по всей видимости, ту же, что и во всех психотерапевтических центрах мира, результативность - 5-10% людей, прекративших прием наркотика более, чем на 1 год (кстати с марта 2002 года стоимость лечения в клинике Назаралиева будет колебаться от 10 до 18 тысяч долларов, объясняется повышение цен из слов самого доктора Назарлиева тем, что его метод лучший из лучших и лечение не должно стоить столько же, сколько стоит лечение всех остальных "серых" методик).

Программа “Детокс”

Программа “Детокс”, в первую очередь, подкупает читателя рекламных объявлений скоростью обещаемого выздоровления. Изюминка этой программы заключается в том, что пациент, проходящий лечение, избавляется от ломок за 6 часов. И даже эти часы он проводит в состоянии сна, вызванного медицинским наркозом, тем же, который используется во время хирургических операций.Сутью самой процедуры “Детокс” является введение человеку, спящему под наркозом, препарата из класса опийных антагонистов. Препараты этой группы вытесняют остатки морфина из нервных клеток и окончаний. И самый болезненный период отмены наркотиков действительно протекает безболезненно и быстро.

На втором этапе, после такой дезинтоксикации больному, по его желанию, вводится “магический” эндорфиновый препарат, который должен, по мнению авторов программы, на полгода удалить и “приход”, возникающий у наркомана после приема героина, и патологическое влечение к наркотику.

Нам не хочется повторять все то, что было сказано по поводу препарата Назаралиева. Однако важно понимать, что эндорфинового препарата не существует. Естественно, химический состав препарата, который вводит программа “Детокс”, представляет собой коммерческую тайну, и никакого медицинского лицензирования в нашей стране не проходил.

Надо отметить, что многие пациенты говорят: “Пробовали на обычных дозах, прихода нет!”. Все правильно, его и не должно быть. Во время дезинтоксикации под наркозом больному ввели большую дозу опийного антагониста (препарата “нолтрексон” или его аналога).

После проведения самой обычной дезинтоксикации в государственной или частной клинике с использованием аналогичных препаратов (они отнюдь не секретны, об их достоинствах и недостатках мы поговорим отдельно) “прихода” и “кайфа” при приеме обычных для пациента доз наркотика тоже не будет. Организм начнет работать нормальнее, и длительное время сможет сопротивляться действию героина. Так что такой эффект нельзя относить на счет “секретного” препарата.

Последнее время под давлением медицинской общественности коммерческая программа “Детокс” включила в состав своих предложений работу психолога и психотерапию. Однако узнать у работающих в “Детоксе” врачей описание того, какие именно формы психотерапии они используют, не удалось. Складывается впечатление, что поскольку программой “Детокс” руководят не специалисты психиатры-наркологи, а врачи-анестезиологи, до конца прояснить суть данного вопроса они не могут. Врачи “Детокса” очень часто говорят, что их программа широко используется за рубежом: в США и Израиле. Это действительно так. Однако имеется в виду только первая часть программы, а именно - быстрая дезинтоксикация под наркозом.

Что касается столь широко распространенных “секретных” препаратов, волшебных палочек, то такие средства наши Западные коллеги использовать, в принципе, не могут. Если, не дай Бог, пациент поймет, что ему за его деньги ввели “липу” и препарат не дает обещанного эффекта, то врача ждет суд с умопомрачительными суммами штрафных санкций, позорное увольнение из профессиональной ассоциации, возможное лишение права практики и т.д., вплоть до ареста за аферу.

Методы же быстрой дезинтоксикации под наркозом - не секрет. Они широко распространены, особенно в той части медицинской службы Запада, которая тесно связана с… полицией. Арестованного наркомана необходимо быстро привести в себя для проведения дальнейших следственных действий.

В крупных лечебных центрах такие подходы тоже используют, но не в качестве основы лечения, так как абсолютно справедливо считают, что переживание ломок имеет важное психологическое значение для лечения наркоманов.

“Ломками” наркоман расплачивается за полученное удовольствие. Ощущение ломок помогает психотерапевту внушить страх и отвращение к наркотикам. Практика показывает, чем безболезненнее прошел наркоман период ломок, тем больше вероятность быстрого возобновления приема наркотиков. Поэтому, несмотря на то, что не только введение препаратов-антагонистов морфия под наркозом, но и многие другие медицинские методы позволяют полностью лишить наркомана ломок (может быть, только за более длительный срок), большинство врачей предпочитают сохранить в переживаниях и воспоминаниях пациента какую-то часть этих жутких впечатлений.

Подавляющее большинство специалистов-наркологов и у нас, и на западе считает, что для достижения длительного эффекта, лечение не должно переноситься наркоманом, как нечто легкое и приятное.

Мы уверены, что если наши читатели вдумаются в эту проблему с абсолютно бытовых позиций, то они тоже согласятся с мнением врачей. “Легкость” лечения приводит к тому, что наркоман начинает паразитировать не только на родителях, но и на удобном лечении.

“Почему, собственно, не колоться дальше?”, - думает он. “Вот начнет у меня расти доза, возьму у отца деньги, в “Детокс” схожу и снова буду, как новенький”.

Самое страшное, что при платной помощи таким пациентам меняется психология не только больного, но и врача. Врачу становится выгодным, чтобы пациент обращался к нему снова и снова. Чем больше обращений, тем больше денег.

Кроме того, возникают и другие, чисто медицинские проблемы. Одновременное сосуществование в крови пациента героина и средств для медицинского наркоза, может, так же, как и атропин в методе Назаралиева, вызвать энцефалопатию и углубление психической нестабильности пациента.

Для пациентов, мозг которых имеет повышенную чувствительность к средствам медицинского наркоза, такая процедура может оказаться и смертельно опасной.

Однако в нашей стране живет много людей, ищущих в медицине уже упоминавшуюся нами “волшебную палочку”. Для них такой подход является вполне приемлемым, если они в состоянии заплатить 5000 долларов всего-навсего за быстрое выведение продуктов метаболизма героина из организма.

Очень хочется, чтобы читатель понял, что “детокс” используется на западе лишь в очень специальной сфере наркологической помощи. Это связано с тем, что при длительном применении такого метода, как основного, эффективность лечения наркоманов по сравнению со стандартной цифрой - 5-10% больных, которые прекратили принимать наркотик, не поднимается, а существенно падает.

Самое главное, нужно ясно осознавать: сделать так, чтобы человек стал “независимым от наркотиков за шесть часов”, современная наука, к сожалению, не в состоянии.

Метод Маршака

Программа, предлагаемая С. Я. Маршаком и его центром “Кундала”, содержит также 2 этапа помощи больным наркоманией.

На первом этапе проводится абсолютно та же самая дезинтоксикация под наркозом, что и в программе “Детокс”. Ее достоинства и недостатки приводятся выше.

Второй этап - этап чисто психотерапевтический или реабилитационный. Он строится на двух направлениях религиозной психотерапии: либо на, так называемой, “йоге кундалини” (которая в данном случае называется “його - терапией”), либо на программе “12 шагов” движения “Анонимных алкоголиков” и “Анонимных наркоманов”.

Реабилитационными этапами руководят специалисты, приглашенные доктором Маршаком из США.
Приемы медитации в центре “Кундала” основаны на развитии особой, постулируемой этой формой йоги, тонкой “энергии кундалини”. Психологические упражнения с использованием энергии “кундалини” используются в центре для моделирования состояния наркотического опъянения. Предполагается, что человек тренируется произвольно вызывать у себя состояние наркотического опьянения.

В целом, эта программа выглядит гораздо более корректной, чем описанные выше, так как в ней быстрая дезинтоксикация используется не как самоцель, не как способ “мгновенного излечения, а как “вход” в конкретную психотерапевтическую программу.

Именно как легкий вход в серьезную и не всегда приятную психотерапевтическую методику используются методы быстрой дезинтоксикации нашими западными коллегами.

Что касается применения С. Я. Маршаком религиозной психотерапии, как основы реабилитационного, восстановительного процесса, то необходимость различных ее форм, казалось бы, вытекает из многих положений, описанных в этом разделе.

Следует сделать только четыре существенных пояснения:

Во-первых, программа “Анонимные наркоманы” - это не медицинский метод, а международная программа взаимной поддержки людей, прекративших употреблять наркотические вещества. Руководят ею не врачи, а сами бывшие больные. Участие врачей и психологов в работе таких групп, по идеологии движения, считается даже нежелательным. Участие в этом движении людей, испытывающих зависимость от наркотиков, является абсолютно добровольным и абсолютно бесплатным. Здесь собраны все адреса и телефоны бесплатных центров и групп, работающих по методике “Анонимные алкоголики” и “Анонимные наркоманы”.

Каким образом “центру Маршака” удается совмещать бесплатные, альтруистические принципы “Анонимных наркоманов” и стоимость лечения в 5'000 долларов понятно не до конца.

Во-вторых, имеется глубокое убеждение, что все главные психологические сферы жизни россиян сознательно и бессознательно опираются на православную духовную традицию. Один из основателей психоанализа Карл Юнг сказал бы, что характер русских обусловлен православным “архетипом”.

Все движущие силы, энергетические основы нашей души глубоко православны.
Именно поэтому есть все основания высказать сомнения в правомерности попытки использовать чуждую жителям нашей страны духовную систему даже в благородных лечебных целях.

Работа с “чакрами” и “энергией кундалини” может помочь справится с наркотиком, но за такую помощь можно заплатить “ломкой” тончайших психических механизмов больного.

Здесь скажем лишь, что воздействие восточных религиозных техник на мозг действительно напоминает действие наркотика и в этом смысле, как абсолютно справедливо утверждает С.Я.Маршак, позволяет “моделировать” наркотическое опьянение.

Весь вопрос заключается в том, как бы психологическая “модель” наркотика не превратилась для неискушенной подростковой души в новый наркотик.

Необходимо понимать, что далеко не все методы психотерапии, успешно применяемые в Америке, можно использовать в нашей стране. Мы очень разные, мы абсолютно по-разному воспитаны. Наркотики стали у нас “модными” в абсолютно другой психологической ситуации чем в Америке.

Использование техник медитации, оторванных от контекста, духовного содержания культуры, может привести, и как известно из деятельности сект, регулярно приводит, к непредсказуемым психическим изменениям у людей, участвующих в сеансах такого рода.

Наши пациенты отличаются крайней неустойчивостью психики. Мозг бывшего наркомана органически ослаблен применением героина.

Наркоман во время депрессии - это больной, психическая реакция которого на мистическую, медитативную терапию непредсказуема. Использование для его лечения восточных энергетических техник, всегда являющихся методами изменения сознания, может вызывать изменения психики, вплоть до затяжных психозов с бредом и галлюцинациями.

Не надо забывать, что любой наркотик, сам по себе, может “ оживить” дремлющие психические заболевания. Такие болезни, как шизофрения и эпилепсия, способны обостриться или впервые неожиданно проявиться под воздействием как наркотиков, так и религиозных техник, изменяющих состояние сознания.

“Восточная” психотерапия - оружие обоюдоострое, и любая психотерапия должна быть высоко профессиональной, а безвредность ее применения должна быть полностью доказана.

В-третьих, реабилитация в центре Маршака продолжается, по нашим сведениям, 28 дней. Для комплексной, серьезной психотерапевтической программы этого очень мало. Чтобы та или иная программа могла нести ответственность за больного, злоупотреблявшего наркотиками, она должна обеспечить ему помощь и поддержку на период не менее полугода (на весь период депрессии).

Опытный врач всегда скажет Вам, что обещания изменить человеческие желания и установки личности (фактически, ее характер) за четыре недели смахивают на предложение очередной “волшебной палочки”. Ведь подлинные йоги для достижения просветленности тратили на свои духовные практики десятилетия…

В-четвертых, в первый месяц после проведения дезинтоксикации патологическое влечение к наркотикам еще актуально. Оно еще не вытеснено из сознания пациентов. Поэтому первые 1-2 месяца проводить систему психологических упражнений, направленных на “моделирование” состояния наркотического опьянения, помоему нельзя. Такое “моделирование” в результате оказывается способом усиления патологическогоувлечения наркотиком.

Противоречива и сама рекламная информация. В своих телепередачах С. Я. Маршак рассказывал, что в его центре применяются методы дезинтоксикации под наркозом. В одной из недавних радиопередач сообщалось, что применяется только психотерапия, а абстинентный синдром (ломку) больной должен лечить до обращения в центр где-нибудь в другом месте. Тогда вообще непонятно откуда берется столь значимая сумма лечения…

Такое ценообразование происходит только в наркологии.
Тем не менее, существует определенная категория больных, которая нуждается в психотерапии центра “Кундала”, основанной на восточных техниках. Нужна такая работа, например, молодым людям, которые начали пробовать героин из-за своего интереса к мистике, эзотерике, парапсихологии и другим “тайным философиям”.

Что касается эффективности работы центра, то из-за его относительно недавнего существования говорить о результативности рано. Судя по некоторым прошедшим лечение по “методу” Маршака пациентам, крайне маловероятно, что не рекламная, а истинная эффективность центра, несмотря на тщательный отбор “подходящих” больных, будет выше все тех же 5-10%.

“Кодирование”

Словом “кодирование” доктор А. Р. Довженко назвал разработанный им в середине 80-х годов “новый метод” лечения алкоголизма.

На самом деле комплекс простейших процедур, называемый ныне “кодированием”, известен с древних времен. Этим методом пользовались еще жрецы древнего Египта. В классической психотерапии он носит название “шоковой терапии”.

Целью “шоковой терапии” является вселение в пациента чувства страха (или, наоборот, благоговения) по отношению к какому-либо явлению, веществу или человеку. Состоит этот метод из двух кратких этапов, которые, как правило, проводятся в один день друг за другом.

На первом этапе психотерапевт читает для группы пациентов лекцию - внушение, во время которой монотонным гипнотическим голосом объясняет задачу терапии, например, прекращение употребления героина, и рассказывает о потрясающих результатах лечения (настраивает на эффект).

После группового внушения проводится собственно “стрессотерапия” или “кодирование”. Что именно с больным делают в этот момент, решающего значения не имеет. Главное, чтобы пациент испытал какие-либо резко отрицательные и неожиданные ощущения.

Сам А. Р. Довженко придумал брызгать в горло пациенту на вдохе струю хлорэтила. Хлорэтил - это известная нам с детства “заморозка”, дешевый препарат для местного обезболивания. Доктор Довженко, естественно, не рассказывал пациентам про хлорэтил, а называл его разработанным им самим “секретным” препаратом для “кодирования”.

Брызгая хлорэтилом в горло и надавливая, одновременно на точки выхода глазного нерва в районе бровей, Довженко объявлял пациенту, что теперь он “закодирован” на определенный срок. И если он будет пить (употреблять наркотики) до истечения этого срока, то с ним могут возникнуть различные неприятности (инсульты, параличи и т.д. и т.п.).

Этот кристально чистый обман в нашей стране уже долгие годы называют “психотерапией”. Такие методы в медицине возможны только в силу дикости и необразованности самих пациентов, их первобытной надежды на “волшебную палочку”.

По счастью, на земле нет человека, который мог бы “поставить код” в мозг другому человеку.
Прием наркотиков - это сложнейший волевой акт, в котором участвует вся нервная система человека и вся его личность. Вдумайтесь! Дело не только в желаниях. Наркотик надо найти, деньги для его покупки добыть, достать шприц, в вену нужно попасть, да и вообще, очередной прием наркотика нужно себе разрешить(ведь все знают, как это вредно). Стало быть, “код” должен как бы “запретить”, атрофировать все эти психические процессы.

Если врач способен “закодировать” Вас от наркотиков, то он способен “закодировать” Вас от чего угодно (или для чего угодно). По счастью, таких врачей на земле не существует. Во всяком случае, к научной медицине вопрос веры или неверия в этих людей не имеет никакого отношения. С точки зрения медицины, мозг и личность - слишком сложные структуры для того, чтобы пытаться “вламываться” в них “без отмычки”. С точки зрения христианства, все обстоит еще хуже. Если на земле, считают христиане, появится человек, способный “закодировать” кого-либо, то это и будет антихрист Нового Завета. Православная церковь категорически запрещает своим прихожанам участвовать в лечении такого рода.
“Код”, в описанной процедуре, больной себе ставит сам, за счет своей веры в “кодировщика”. Эффект кодирования - это эффект легко объяснимый человеческой слабостью и желанием снять с себя чувство ответственности за свои поступки.
Интересно, что эффект “кодирования” напрямую зависит от интеллекта и уровня образования личности. Человек, имеющий хотя бы первичные, в рамках школьной программы, сведения о человеческом мозге, сразу понимает, что ввести туда столь примитивным способом “код” невозможно. Человек чувствующий, что такое христианство или, хотя бы, что такое человеческая этика, осознает, что даже сама мысль о введении другому человеку “кода” греховна, если не преступна.

Эта процедура была достаточно эффективной для больных алкоголизмом и наркоманией пока, во всей стране ею занимался один человек - Александр Романович Довженко.

Он делал все возможное, для того, чтобы вокруг него существовал ореол слепой веры. К нему было очень трудно попасть. Две недели нужно было самостоятельно избегать приема алкоголя или наркотиков. Необходимо было каким-то образом добраться до Феодосии, устроиться там на жительство и т.д.

Как только большое количество врачей разных специальностей поняли, что метод до смешного прост, и не надо ничему учиться, чтобы им пользоваться, тысячи врачей в России для увеличения заработков стали практиковать “кодирование”.
Большинство из них сразу поняли, что пользоваться для “кодирования” хлорэтилом вовсе не обязательно. “Кодировать” стали разрядом электрического тока, лекарствами, способными вызвать обморок, просто яркой вспышкой света. Один знакомый доктор приспособил для “кодирования”… старый торшер.

Как только метод “вышел в тираж”, его эффективность, по нашим данным, для героиновых наркоманов опустилась до 2-3%. Стоит процедура кодирования сегодня от 100 до 500 долларов в зависимости от “техники”, которая при этом используется тем или иным центром.

Естественно, простота методики позволяет пропускать пациентов целым потоком.
Мы отнюдь не сторонники бесплатной медицины. Мы полностью согласны с теми людьми, которые считают, что раз государство не в состоянии нормально содержать медицину, то она постепенно должна переходить на платные “рельсы”.

На нас все время шикают: “Ну что Вы привязались к цене”. “Цена не важна, лишь бы был эффект”.
Но должны же быть у врачей элементарные представления об этике!
У наркоманов нет денег! Они есть только у родителей, да и то далеко не у всех!

Мы не против платной медицинской деятельности, но мы категорически против подхода, гласящего “Чем выше цена, тем лучше результат.”

Печально, когда врач становится торговцем. Особенно, когда он прекрасно понимает, что торгует “воздухом”.
Шоковое состояние семьи наркомана позволяет таким врачам и их финансистам запрашивать любые деньги с родственников больного, под рекламные обещания спасти ребенка.

Человек гораздо больше нуждается в простых и оптимистичных обещаниях, чем в сложной и почти всегда невеселой правде. Он поверит рекламе любой организации, если она обещает простым способом снять ответственность за жизнь ребенка с его плеч и… заплатит за это любые деньги.

Известен врачам и психологам и другой факт. Американский социолог Н. Хотторн описал его под названием “принцип новизны”. Этот принцип гласит: “Если с человеком производится какая либо, любая по сути, но систематическая и новая для него работа, эффективность его деятельности повышается.”

Если перевести этот принцип на язык медицинских программ, то он будет звучать так: “Любая выданная за новую или являющаяся таковой систематизированная форма лечебной работы с наркоманом, неподтвержденная научными данными, будет некоторое время эффективнее, чем привычные методы. Причем повышенная эффективность метода будет держаться тем больше времени, чем дольше его истинное содержание будет “секретным”.

Обратите внимание - понадобилось несколько страниц текста, чтобы коротко объяснить, почему не всей информации в рекламе медицинских центров надо верить.

Если же нам понадобится составить рекламное объявление о новой “волшебной” методике лечения наркомании хватит и половины странички…

Для того чтобы человек сам разобрался в основных направлениях и подходах, он должен иметь, хотя бы начальные знания в области медицины и биохимии.

Вместо того, чтобы попытаться понять проблему, связанную с употреблением наркотиков, родители предпочитают просто верить врачу, который обещает ему что-то “дорогое, но волшебное” с экрана телевизора.

Гемосорбция и “искусственная почка”.

В области наркологической помощи существует огромное количество мифов и легенд, разобраться в которых человеку непосвященному бывает крайне трудно.

Один из самых распространенных мифов - это миф о “чистке крови”.

Речь идет о реально существующей и жизненно необходимой в общемедицинской практике группе методов “экстракорпоральной (“вне телесной”) дезинтоксикацией”.

Методы эти применяются при тяжелых отравлениях и не менее тяжелых болезнях внутренних органов. В случае резкого нарушения работы естественных фильтров организма (печени и почек) в кровь начинают проникать высокомолекулярные вещества, собственные токсины человеческого организма, которые могут вызвать отравление и смерть больного. В таких ситуациях кровь приходится освобождать от токсинов вне организма.

Для такого фильтрования используются в основном два метода: гемосорбция и плазмоферез.

Гемосорбция - это пропускание крови в специальном аппарате через искусственный фильтр, состоящих из синтетических материалов, которые легко впитывают и осаждают на себя “тяжелые” молекулы токсинов. Примером такого материала может служить активированный уголь.

Плазмаферез - это разделение крови при помощи центрифуги разделяется на две составных части: кровяные тельца и плазма. Плазма - это жидкая часть крови, которая не содержит никаких клеток и представляет собой раствор различных белков в воде. Именно в плазме при острых отравлениях содержатся те токсины, которые не переработаны клетками крови. После центрифугирования плазма вместе с токсинами выливается и уничтожается. А клетки крови возвращаются назад в кровеносную систему. После этого объем жидкости восстанавливается с помощью специальных стерильных растворов.

Пациенту объясняется, что во время этих процедур кровь освобождается от наркотиков и их токсинов…

Со времен основателя медицины легендарного Гиппократа главным принципом нашей науки был принцип - не навреди!
В том числе этот принцип обозначал запрет на использование “избыточных” медицинских процедур. То есть врачи всегда понимали: степень опасности процедуры должна соответствовать тяжести состояния больного. Нельзя проводить хирургическое вмешательство (а экстрокорпоральная дезинтоксикация является, по сути, хирургической операцией), если болезнь позволяет без него обойтись.

Методы гемосорбции и плазмафереза, вне всякого сомнения, показаны наркоманам в случае передозировки наркотиков или отравления веществами, которыми продавец наркотика разбавлял порошок. Такого рода процедура показана наркоманам при отказе функции почек.

Такие ситуации возникают достаточно редко. В подавляющем же большинстве случаев и печень, и почки наркомана продолжают справляться с выведением из организма токсинов, и провести дезинтоксикацию можно гораздо менее опасными для организма методами.

Бывает достаточно обычной лекарственной помощи без выведения крови пациента за пределы организма. Опасность передозировки можно устранить одной инъекцией препарата опийного антагониста, который имеется в распоряжении любых наркологических учреждений.

Справедливости ради нельзя сказать, что экстракорпоральная детоксикация чрезмерно опасна для здоровья наркомана. Эта процедура является в большинстве случаев просто лишней или, как теперь говорят, на медицинском языке “ психотерапевтической”.

Если наркоману не нужна реанимация, значит, ему не нужны методы экстракорпоральной дезинтоксикации. Если в случае смертельной опасности врачи пренебрегают теми осложнениями, к которым могут привести процедуры гемосорбции и плазмофереза, то в случае неосмысленного проведения таких процедур их осложнения, такие как: снижение иммунитета, нестабильность артериального давления, разрушение некоторого количества кровяных телец, становятся значимыми.

Единственное, что мы можем сделать с помощью гемосорбции - это вывести из крови сохранившиеся там продукты метаболизма самого героина. При этом мы добьемся только одного: вызовем появление ломок.

Но через 10-12 часов если пациент откажется от приема наркотиков, ломки начнутся сами по себе, без всякой гемосорбции. А проводить экстракорпоральную дезинтоксикацию во время ломок, когда морфина уже нет в крови, вообще бессмысленно.

Никакой “грязи” и “шлаков” в организме не существует. Все мелкие посторонние частички раствора, состоящие из веществ, которыми разбавляли героин, попадают в кровь, захватываются специальными клетками крови - лейкоцитами, переносятся в печень и там уничтожаются. Те частички грязи, которые печень уничтожить не смогла, откладываются в ней до конца жизни больного. С годами они способны вызвать необратимые изменения печени - цирроз. Но ни гемосорбция, ни плазмаферез, не в состоянии достать такие частички из клеток печени.

Читатели спросят: ”Но ведь многие лечились с помощью методов искусственной почки и чувствовали себя гораздо лучше?”

Да, это так. Но, к сожалению, объясняется все очень просто. После проведения самой процедуры гемосорбции больному даются в таблетках или вводятся в инъекциях успокоительные и обезболивающие препараты. Эти лекарства в реальности и помогают переносить ломки. А сама процедура остается лишь очередной волшебной ”палочкой”.

К счастью, по мере развития профессиональной наркологической службы применение гемосорбции стало выходить из моды.

Из различных регионов России поступает информация о том, что время от времени врачи пытаются использовать для лечения больных наркоманиями ликворосорбцию. Эта процедура представляет собой пропускание через искусственный фильтр (такой же, как при гемосорбции) ликвора - жидкости, которая циркулирует в головном и спинном мозге.

Для проведения лечения врачу нужно провести пункцию - вскрытие оболочек позвоночного столба с помощью специальной толстой иглы.

Помните, что использование пункции и ликворосорбции для лечения наркоманов не только бессмысленно, но и крайне опасно. Малейшая ошибка в действиях врача может привести к непредсказуемым последствиям для нервной системы больного, вплоть до паралича нижних конечностей и инвалидности.

Ликворосорбция при любой болезни процедура очень рискованная и может применяться только при крайне тяжелых заболеваниях головного и спинного мозга, таких как не поддающийся лечению менингит, неоперабельные раковые опухоли и т.д.

Никакая чистка ликвора больному наркоманией не нужна. Морфин концентрируется в нервной клетке, а не в спинномозговой жидкости. Извлечь его из нервной ткани ликворосорбция не может. Эта процедура является лишь крайне жестокой формой той же шоковой “психотерапии”.

Еще более жестоким методом такой “психотерапии” является, предлагаемая в последнее время сотрудниками Санкт-Петербургского института высшей нервной деятельности имени В. П. Бехтерева cтереотаксическая операция на головном мозге.

Мозг человека - самая большая загадка в мире. О космосе мы знаем гораздо больше, чем о собственной нервной системе. Все центры, описанные учеными в структуре центральной нервной системы человека, являются динамическими. Их расположение подвижно и изменчиво не только у разных людей, но и у одного и того же человека в различные возрастные периоды. Мозговые центры - понятие скорее вероятностное, чем анатомическое.
Существование “центра удовольствия” - это гипотеза, предположение, а не доказанный факт. Но, если даже он существует, то удалить его из мозга невозможно, не рискуя сделать человека психическим инвалидом до конца жизни.
В медицинском институте преподаватели нейрохирургии обычно рассказывают будущим врачам, что результат даже самой точной операции на мозге бывает непредсказуем. Можно удалить огромную опухоль, и в психике пациента почти ничего не изменится. Можно провести крошечную операцию на участке нервной ткани менее миллиметра и сделать человека слабоумным до конца дней.

Конечно, эти факты известны сотрудникам Института гораздо лучше, чем нам. Это область их профессиональной деятельности. Поэтому мы надеемся, что никаких операций на самом деле и не производится. Больному проводится предоперационная подготовка, его укладывают в очень сложный аппарат для проведения стереотаксических операций и… все.

Обстановка операции служит все тем же поводом для шоковой “психотерапии”. Лечебный эффект в этом случае дают все те же предоперационные и послеоперационные лекарства.

Метадон

Метадон - наркотик группы опиатов, полученный синтетическим путем.

Пациенты, которых “лечили” метадоном, вместо зависимости от одного наркотика, становятся зависимыми от двух!
Ломка - абстиненция после лечения метадоном - протекает дольше и тяжелее, чем синдром отмены героина. Более того, прием героина во время метадоновых ломок практически не уменьшает болевых ощущений.

Опасности при приеме метадона те же, что и при приеме героина. Он очень быстро вызывает зависимость, он способен вызвать передозировку и угнетение дыхательного центра, причем с большей вероятностью, чем героин.

Не известно ни одного случая выздоровления больного наркоманией, абстинентный синдром которого купировался с помощью метадона. Все истории об излечении метадоном не более чем мифы, которые выгодно распространять продавцам наркотиков.

И, самое главное, метадон в России запрещен законом. Все предложения лечения с помощью метадона - нелегальны и преступны. Применяя какое-либо лекарство в нелегальных условиях, Вы никогда не можете быть уверены даже в том, что то вещество, которое получает Ваш ребенок, является метадоном.

Что же тогда остается?

“Вы раскритиковали все”, - скажет нам читатель. - “На какие методы лечения можно рассчитывать?”
Нельзя рассчитывать только на волшебную палочку. Каждая из описанных Выше программ может применяться и поможет определенному проценту пациентов. Но и, кроме описанных подходов, остается целый мир современной медицины. Поэтому давайте попробуем перечислить то, что сегодня легальная медицина может сделать на различных этапах лечения наркомана.

Этап дезинтоксикации.

Не нужно забывать, что дезинтоксикация и “чистка крови” не совсем одинаковые понятия. Дезинтоксикация в клинике включает в себя выведение из организма продуктов распада наркотиков с одновременным симптоматическим лечением абстинентного синдрома (ломок) и коррекцией обмена веществ пациента для нормального функционирования организма в условиях отказа от наркотиков.

Абсолютно стандартных схем проведения этого этапа не существует. У каждого пациента свой обмен веществ. психика отдельно взятого наркомана переносит отмену героина по-своему.

Общим для этого этапа является лишь введение с помощью капельницы препаратов опийных антагонистов и подбор современной фармакотерапии для снятия болевого синдрома, тревоги и возбужденности, слабости, бессонницы, рвоты и других проявлений ломок.

В комплекс лекарственной терапии включаются сосудистые препараты, целый комплекс витаминов, анальгетиков, стимуляторов обмена веществ, точно подобранные дозы успокоительных препаратов, антидепрессантов и т.д.
Главной задачей врача при выборе препаратов является стремление к их минимальной токсичности и отсутствие привыкания к ним.

Процесс дезинтоксикации продолжается, как правило, 7-14 дней. Для современной медицины проведение дезинтоксикации не является проблемой. Ее методики хорошо отработаны как в государственных, так и в частных клиниках..

Этап лечения депрессии.

Как говорилось выше, этап отмены героина, во время которого у пациентов сохраняется болезненное желание принять наркотик, а настроение и жизненные функции снижены, длится до полугода. Весь этот период бывший наркоман в обязательном порядке должен наблюдаться врачом. В руках специалиста есть множество инструментов, позволяющих пациенту преодолеть депрессию и патологическое влечение к наркотикам.
Главным направлением такой работы является современная профессиональная психотерапия.

Психотерапия

Современные психотерапевтические подходы - это целый мир, для описания которого не хватит и нескольких огромных томов. Врач-психиатр, занимающийся наркологией, волен выбирать из этого мира в связи со своим характером, мировоззрением, интересами, те психотерапевтические методы, которые ближе его личности, его представлениям о психиатрии.

Он может использовать нейролингвистическое программирование, эриксоновские техники наведения транса, гештальт-терапию, психоанализ, техники психосинтеза, методики изменения мотивации экзистенциальной психотерапии, джексоновские гуманистические группы и множество других методик. Любой из таких подходов может быть, как индивидуальным, так и групповым. Группа “товарищей по несчастью” всегда служит “зеркалом”, помогающим человеку осознать свои проблемы.

Давайте оставим выбор за врачом. Мы с вами должны понять главное: после того, как дезинтоксикация завершена, усилия врача должны быть направлены на то, чтобы бывший наркоман изменил свои взгляды на мир, осознал необходимость полноценной жизни в обществе.

Это очень сложный процесс. Мы часто говорим родителям, что это такая “война”. Война врача и семьи с патологической мотивацией. Но, в первую очередь, это не война с наркотиками, а война с желанием пациента убежать, спрятаться от страха реальной жизни.

Родным и близким наркомана следует помнить, что наркотики лишь средство такого бегства. При использовании врачом современных психотерапевтических подходов речь идет об изменении характера, фактически о перевоспитании личности, и мгновенные результаты на этом пути невозможны.

Но любые результаты важны. Крайне важно, чтобы подросток начал задумываться о своей жизни, начал понимать, что за все, происходящее с ним, отвечает только он сам. Даже если видимый результат психотерапии отрицателен и молодой человек сорвался и начал вновь употреблять наркотики, посеянное в его душе психотерапией зерно сомнения в собственном “праве колоться” обязательно “прорастет” и даст свой результат.

Психотерапевты говорят: главное на первом этапе лечения, чтобы в человеческой душе началась “борьба мотивов”. Главное, чтобы, беря в руки шприц или даже задумываясь об этом, молодой человек испытывал тяжкие колебания и сомнения. Если наркоман начал думать и сомневаться - это первый шаг к успеху терапии.

Вне зависимости от выбранного подхода психотерапией называют тончайший процесс взаимодействия души врача с душой пациента. Эффективность этого процесса зависит не от избранной техники, а от того, насколько эти души подходят друг другу.

Психотерапевтическая методика - это как бы язык, на котором врач разговаривает с пациентом. Системы таких языков складываются в реабилитационные программы.

Такие программы разделяются обычно не по применяемым в них психотерапевтическим методам, а по задачам, которые они ставят перед пациентами.

Главной задачей таких программ является развитие опыта жизни без наркотиков и искусство сопротивления влиянию наркотической среды (наркоманов и продавцов наркотиков). Построение таких программ должно включать в себя:

развитие способности к самоосознанию и тренинг уважения к себе как форма сопротивления влиянию наркотической среды;
тренинг идентификации, развитие способности выделять себя из окружающей среды и ясно формулировать свои потребности;
развитие навыков самостоятельности и ответственности, умения принимать самостоятельные решения;
тренинг творческих способностей;
тренинг, направленный на умение бороться со стрессом без употребления лекарств и наркотиков;
развитие умения распознавать форму “агитации” наркотической среды и сопротивляться ей;
тренинг отказа, развитие способности сказать ”нет”;
развитие навыков борьбы с депрессией и неудачами, тренинг активной личностной позиции.
программы физического развития организма - двигательные и дыхательные гимнастики.

В каждом из этих направлений речь идет о развитии, о расширении человеческих способностей. Причем именно тех из них, которые обучают человека адекватному отношению к действительности.
Психотерапия борется не с наркотиком, а с желанием человека сбежать с его помощью от реальности. Ее задачей является фактически перевоспитание, изменение взгляда человека на мир. Пациент должен перестать паразитировать на реальности, он должен принять ее и начать сотрудничать с миром, в котором он живет.

Анонимные наркоманы

В начале 30-х годов в Америке люди, которые хотели прекратить употребление алкоголя и наркотика и не находили поддержки в окружающем их мире, объединились в “Ассоциацию Анонимных Алкоголиков”. К 1938 году полностью сформировалась программа психотерапевтической помощи бывших алкоголиков и наркоманов друг другу. Она получила название “12 Шагов”.

Эта программа завоевала признание среди пациентов и специалистов всего мира. Дело в том, что главной задачей программы является изменение взгляда человека на мир, возвращение его к нормальным человеческим ценностям. Практически речь идет о реабилитационной программе, “терапевтами” в которой выступают сами больные.

В 1953 году анонимные наркоманы (“NA”) выделились из ассоциации анонимных алкоголиков и до сегодняшнего дня представляют собой отдельную общественную организацию-братство.

Организация эта абсолютна независимая, бесплатная, немедицинская, негосударственная, естественно, анонимная.
Программа братства опирается на свойственную человеку внутреннюю религиозность, хотя и не требует веры в конкретного бога или принадлежности к какой бы то ни было конфессии.

Почему мы здесь.
До того, как мы пришли в Братство АН, мы были не в состоянии управлять своей жизнью. Мы не могли жить и радоваться жизни, как другие люди. Нам хотелось чего-то иного, и мы полагали, что нашли это в наркотиках. Наркотики были для нас важнее благосостояния наших семей, наших жен, мужей и наших детей. Нам приходилось покупать наркотики любой ценой. Многим людям мы причиняли вред, но больше всего мы повредили себе. Из-за неспособности отвечать за свои поступки мы практически сами создавали свои проблемы. Казалось, что мы больше не можем смотреть жизни в лицо.

Большинство из нас понимало, что мы совершаем медленное самоубийство, однако наркомания - такой коварный враг, что мы ничего не могли с ней поделать. Многие из нас кончали тюрьмой или искали спасения в медицине, религии, психиатрии. Ни один из этих методов не подошел. Наша болезнь все время возвращалась или усиленно прогрессировала, пока мы в отчаянии не стали искать поддержки друг у друга в АН.

Придя в АН, мы поняли, что мы больные люди. Мы страдали от болезни, от которой нет лекарства. Но ее можно задержать в какой-то момент, и тогда выздоровление оказывается возможным.

Как это действует?

Если у Вас есть желание попытаться сделать то, что мы предлагаем, и готовы приложить усилие, тогда вы готовы, чтобы предпринять некоторые шаги.

Вот принципы, которые сделали наше выздоровление возможным.

Мы признали свое бессилие перед химической зависимостью от веществ, изменяющих нашу психику, признали, что потеряли контроль над своей жизнью.

Пришли к убеждению, что только Сила, более могущественная, чем мы, может вернуть нам здравомыслие.

Приняли решение отдать нашу волю и нашу жизнь под защиту Бога, как мы его понимаем.

Мы произвели тщательное и бесстрастное исследование своего поведения.

Признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений.

Полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от всех наших недостатков.

Смиренно просили Его исправить наши изъяны.

Составили список всех тех людей, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием загладить свою вину перед ними.

Лично возмещали причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.

Продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки, сразу признавали это.

Стремились путем молитвы и размышления углубить соприкосновение с Богом, как мы его понимаем, молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить, и о даровании силы для этого.

Достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти шаги, мы старались донести смысл наших идей до других наркоманов и применять эти принципы во всех наших делах.

Это звучит как серьезное обязательство, и мы не можем исполнить все сразу. Мы не в один день стали наркоманами, так что помните: тише едешь - дальше будешь.

И еще одна вещь больше, чем все остальное, будет мешать нам в нашем выздоровлении: это неприятие духовных принципов или равнодушие к ним. Три самых необходимых духовных свойства: честность, непредубежденность и готовность к новым идеям. Если они у нас есть, мы сможем достичь своей цели.

Мы считаем, что наш подход к наркотической болезни, в смысле помощи одного наркомана другому, в терапевтическом аспекте не имеет аналогов. Мы знаем, что на практике сами наркоманы лучше других могут понять друг друга и помочь. Мы уверены, что чем быстрее мы взглянем в лицо своим проблемам внутри нашего общества, в повседневной жизни, тем скорее мы станем равноправными и приемлемыми, надежными членами этого общества.

Единственный способ не вернуться к активному употреблению наркотиков - это не допускать первого раза. Если вы такой же, как и мы, то вы знаете, что один раз - это слишком много, а тысяча - всегда недостаточно. Мы особенно подчеркиваем это, поскольку мы знаем, что, употребляя наркотики в любой форме, или, заменяя один другим, мы снова предоставляем своей болезни полную свободу.

Взгляд на алкоголь как на нечто отличное от других наркотиков привел к рецидиву большое число наркоманов. До того, как мы пришли в АН, многие из нас рассматривали алкоголь иначе, но мы не можем позволить себе оставаться в заблуждении. Алкоголь - это наркотик. Мы - люди, страдающие наркоманией, и мы должны воздерживаться от любых наркотиков.

Что я могу сделать?

Начни свою собственную программу. Сделай первый шаг, описанный в предыдущей главе…”.

В приложении к нашей брошюре “Героин” текст буклета приводится целиком.

Сказать, подходит ли эта, как и любая другая, реабилитационная программа конкретно Вашему ребенку, можно только пройдя через нее. Факты по Санкт-Петербургу говорят, что процент выздоравливающих наркоманов благодаря 12 Шагам очень высок.

Действие лучше бездействия. Наркоман должен в любом состоянии начать ходить на группы. Успех психотерапии нельзя предугадать, но как сказано выше выздоравливающих по 12 Шагам значительно больше чем выздоравливающих наркоманов по другим методикам.

Семейная психотерапия.

Весь комплекс лечебных психотерапевтических мероприятий крайне сложен и требует от врачей высокого уровня профессиональной подготовки. Мы прекрасно понимаем, что центров, способных к проведению комплексных реабилитационных программ, в стране очень мало или практически нет. В стране складывается ситуация, в которой “спасение утопающих” становится “делом рук самих утопающих”.

В этих условиях нам кажутся особенно актуальными методики семейной психотерапии. Дело в том, что семья, которая смогла осознать свои беды и трудности, объединившись, способна создать внутри самой себя “реабилитационную программу” для попавших в беду сына или дочери.

Ваша семья способна стать автором реабилитационной программой для ребенка. Однако Вы для этого должны стать психотерапевтами. Вы должны увидеть как бы со стороны свои семейные проблемы. Вы должны осознать собственную созависимость, научиться правильно строить отношения внутри семьи.

Даже с помощью нашей книжки сделать это самим крайне трудно. Уж больно крепка в наших семьях надежда на то, что помощь придет со стороны, а самим членам семьи можно никак не менять стереотипов собственного поведения. Быть может, удастся убедить Вас в том, что на сегодняшний день правильное поведение семьи - один из лучших способов помощи своему ребенку.

Семейная психотерапия - наука сложная. Для того, чтобы создать внутри семьи реабилитационную программу, нужно обратиться в один из существующих центров семейной психотерапии

Гипноз

Использование гипноза выделено в отдельную главку лишь потому, что это слово стало в последние годы модным.

В нашей стране, видимо, стараниями доморощенных “экстрасенсов” и “целителей”, это слово приобрело такое же магическое значение, как и слово “кодирование”.

На самом деле, слово гипноз в медицине обозначает вполне конкретную технику внушения в состоянии искусственного сна. Техника эта широко применяется с середины 19 века и никаких особо магических эффектов не имеет. Важно понимать две вещи:

внушение под гипнозом - крайне эффективная лечебная техника, применяемая при лечении неврозов. Вся ее беда заключается в том, что эффект гипнотического внушения крайне неустойчив. Внушенная под гипнозом информация перестает влиять на человека в течение максимум суток после проведения сеанса;
никаких значимых для личности человека изменений после проведения гипнотического сеанса не произойдет. К сожалению, точно так же невозможно вылечить одним лишь гипнозом желание принимать наркотики.
Гипноз может явиться лишь поддерживающей методикой той или иной реабилитационной программы. Он может углубить степень внушаемости бывшего наркомана. Проведение сеансов гипноза придаст больший авторитет словам врача. Он может помочь разобраться в сопутствующих приему наркотиков комплексах, страхах и неврозах самого пациента.

Гипноз с помощью техник так называемого гипноанализа облегчит понимание бессознательных особенностей личности пациента.

Современный гипноз способен работать и без полного погружения пациента в сон. То есть существуют техники “нового гипноза” типа метода Эриксона. Сознание пациента в этих ситуациях остается ясным, а внушение проводится с помощью так называемых, “трансовых состояний”.

Именно такие сложные техники эффективны в психотерапевтическом лечении наркозависимости.

Для наших православных читателей нам хотелось бы особенно подчеркнуть, что техники медицинского гипноза не могут привнести в личность никаких изменений. Они не нарушают законов Бога и природы. Их принципы основаны на существовании в бессознательном человека “стадных” инстинктов, позволяющих усиливать эффект слова. Но никаких действий, не соответствующих этике, гипноз произвести не в состоянии. Если врач попытается внушить что-либо не соответствующее человеческой морали, пациент тут же проснется. К сожалению, в большинстве случаев, особенно в первые два месяца проведения дезинтоксикации, одной психотерапии чаще всего бывает недостаточно. Одновременно с ее проведением врачу приходится подбирать поддерживающую лекарственную терапию.

Обратите внимание! Лекарства не “лечат от наркотиков”, они нужны на этапе лечения депрессии как помощники психотерапии.

Выбор формы поддерживающей терапии в гигантском арсенале современной фармакологии - также дело лечащего врача.

Хотелось отдельно поговорить лишь о некоторых группах часто назначаемых лекарственных средств. Причем приходится выделять во всем многообразии лекарственных средств те, вокруг которых особенно много слухов и которые сами пациенты и их семьи часто пытаются применять самостоятельно.
Немного о лекарствах, применяемых для лечения наркоманов

Опийные антагонисты.

Вне периода дезинтоксикации, во время реабилитационного лечения, эти препараты применяются с целью вызвать у пациента страх по отношению к приему наркотиков.

Дело в том, что употребление героина в период действия таких препаратов резко приближает границу передозировки. Обычная доза наркотика не вызовет “прихода” и “кайфа” и может стать смертельно опасной за счет перегрузки дыхательного центра.

Все эти препараты являются химическими аналогами препарата налтрексон, выпускаемого различными фирмами. Для справки, вот несколько названий таких аналогов: налоксон, дормикум, ReVia, антаксон, нориман.

Эти препараты могут существовать как в таблетированной форме, так и в форме инъекционной. У некоторых из этих препаратов имеются пролонгированные формы. Пролонгированной называется форма препарата, которая после однократного введения плохо выводится почками и продолжает находиться в крови от одного месяца до одного года. С легкой руки наркоманов введение пролонгированных форм налтрексона получило название “блокирования” или “блокировки”.

Народная молва моментально приписала этим препаратам свойства лекарств от героина.

К сожалению, это далеко не так.

Во-первых, потому, что несмотря на все проводимое лечение, несмотря даже на объективное отсутствие “тяги” по независящим от врача и близких причинам может случиться рецидив. Например, если мальчишку уговорили в компании “еще разочек” попробовать героин, так как “вся эта блокировка - чушь”, то он вполне реально может передозироваться и умереть.

Прием героина во время действия налтрексона становится особенно опасным. От привычной для себя дозы наркоман не получит удовольствия, но и плохо себя может не почувствовать. Такое развитие событий вполне возможно. Тогда подросток, осмелев от отсутствия отрицательного эффекта, может ввести себе повторную дозу, для того, чтобы все-таки добиться желаемого “прихода” и умереть от остановки дыхательного центра на глазах у приятелей внезапно, как от выстрела.

Во-вторых, в ситуации выбора: смерть или героин, подросток, который знает, что такое смерть, только из телевизионных боевиков, которому кажется, что смерть - это что-то, что случается с кем-то другим, а с ним самим случиться никогда не может, способен совершенно случайно выбрать смерть.

Он, например, может использовать факт сделанной ему “блокады”, как средство шантажа родителей. Не получив от них желаемых денег (автомобилей, поездок и т.д.), некоторые наши пациенты могут “назло всем окружающим” уйти из дома или из клиники и принять героин. Когда такой подросток “назло” делает себе укол, он глубоко убежден, что доктор ввел ему “липу”, и он просто всех напугает…

В-третьих, мы уже неоднократно сталкивались со вполне реальными самоубийствами, совершаемыми таким способом. Депрессия есть депрессия, чем бы она ни была вызвана.

Особенно часто такого рода неприятности встречаются при введении пролонгированных форм налтрексона, как единственной формы лечения (без поддерживающего наблюдения врача и проведения курса психотерапии).

Стоят эти препараты достаточно дорого. В среднем около тысячи рублей за упаковку таблеток, рассчитанную на 10 дней приема.

Врач может использовать их по-разному. Может быть назначен поддерживающий курс таблеток по специальной схеме, связанной с особенностями патологического влечения (“тяги”) к героину у конкретного пациента. Доктором в связи с особенностями характера пациента может быть принято решение о введении пролонгированной формы лекарства.

Можно использовать и разовые приемы препарата: врачи обычно дают таблетки вместо выслушивания обещаний, например, при выходе пациента из больницы на лечебную прогулку.

Помните, сегодня НИИ наркологии даже проводит специальные курсы и выдает врачам дипломы на право использовании препаратов этой группы. Использовать такие препараты может только врач и только в процессе психотерапии. Их кустарное применение неизбежно приведет к серьезным неприятностям.

Антидепрессанты.

Обойтись без подбора препаратов, уменьшающих выраженность депрессии, практически никогда не удается.

Отсутствие интереса к происходящему во внешнем мире, апатия, равнодушно-плохое настроение, трудности концентрации внимания, доходящие до полной невозможности сосредоточиться, иногда нежелание жить с колоссальным трудом преодолеваются подростком. Непереносимость депрессии служит одной из главных причин рецидивов, даже у тех ребят, которые искренне хотят бросить наркотики. Вопрос выбора антидепрессантов - вопрос абсолютно врачебный. Но, к сожалению, нам хорошо известно, что огромное количество наркоманов боится обратиться к врачу или обращается только с целью проведения дезинтоксикации.

У большинства пациентов, даже после проведения лечения по описанным выше платным методикам, сохраняются те или иные симптомы депрессии.

Далее приводится названия трех препаратов, которые нам кажутся оптимальными, для лечения депрессии, вызванной отменой наркотиков.
Аурорекс
Коаксил
Золофт

Эти препараты разработаны по современным принципам так называемой метаболической терапии. Они не являются “химией” в бытовом понимании этого слова. Их действие на обмен веществ связано с тем, что они облегчают организму естественный синтез ряда соединений (например серотонина), недостаток которых в нервной системе приводит к депрессии.

Список трех препаратов расположен в порядке убывания их эффективности.

Аурорекс и коаксил, кроме всего прочего, помогут пациенту улучшить обмен веществ в нервной клетке. При их систематическом приеме улучшается память, облегчается концентрация внимания, постепенно уходит ощущение постоянной усталости.

Надо помнить, что никакие антидепрессанты, даже самые современные, не действуют мгновенно. Эффект упомянутых выше препаратов развивается не ранее, чем через 7-10 дней приема. Не являются антидепрессанты и “заменителями” наркотиков. Никаких особенных ощущений человек при первом их приеме не испытывает. Они предназначены для постепенной и незаметной нормализации психического состояния пациента.

В принципе, в связи с тем, что упомянутые антидепрессанты не вызывают привыкания и практически не имеют побочных действий (кроме случаев индивидуальной непереносимости), Вы можете начать их использование без согласования с врачом. Но необходимо учесть два обстоятельства:

Во-первых, точно подобрать оптимальный антидепрессант может только врач.
Во-вторых, само состояние депрессии - это повод уговорить пациента обратиться к врачу. Подростку плохо… В депрессии он это осознает. Если Вы самостоятельно даете антидепрессанты, то ему становится лучше, и визит к врачу начинает откладываться до бесконечности. Когда человек чувствует себя хорошо, уговорить его систематически лечиться гораздо труднее.
Подросток перенесет отмену героина легче, чем обычно. В его сознании отложатся не Ваши слова и предупреждения, а тот факт, что с помощью таблеток, которые дала мама, легко “выскочить из системы”. В результате попытка помочь в самостоятельной борьбе наркомана с депрессией может обернуться рецидивом и еще большими трудностями с принятием подростком окончательного решения бросить наркотики.

Трамал и другие анальгетики

Миф о трамале как о лучшем лекарстве от ломок и до сих пор является самым распространенным мифом в среде подростков-наркоманов. Практически все родители наших пациентов рассказывают, что дети просили их купить трамал.
Трамал действительно на сегодняшний день является самым мощным после самих препаратов морфия обезболивающим лекарством. Причем, лекарство это проявляет свой обезболивающий эффект за счет действия на центральную нервную систему. С этой точки зрения, в числе других препаратов, трамал может применяться врачами в период дезинтоксикации у больного наркоманией.

Однако, как это ни покажется странным, трамал из-за некоторых компонентов своей химической активности принадлежит к группе препаратов опийных антагонистов.

То есть во время ломок он, с одной стороны, действительно будет облегчать болевые ощущения, а с другой стороны, усиливать другие, не болевые, проявления синдрома отмены. Он способен вызвать у наркомана судороги, вплоть до настоящего эпилептического припадка, падение артериального давления до коллапса, тошноту и рвоту, затруднения при проглатывании пищи, нарушения сознания, отклонения поведения, усиление тревоги и неусидчивости.

Более того, при систематическом применении трамала сами болевые ощущения будут облегчаться, но удлиняться по времени. Поэтому, назначая трамал во время ломок, врач должен “прикрывать” отрицательные стороны его действия другими препаратами.

Существующее действие трамала на опиоидные рецепторы нервной системы при превышении терапевтических доз лекарства и при длительном его применении способны вызвать у больного привыкание и химическую зависимость. Естественно, что у наркомана любые процессы формирования зависимости будут протекать гораздо быстрее, чем у больных другими заболеваниями.

Трамал должен назначаться в строго терапевтических дозах. Даже в случае очень тяжелых болевых синдромов, например, при раковых заболеваниях, за сутки нельзя принимать более 300- 400мг трамала (6-8 капсул).

Необходимо знать, что трамал ни в коем случае нельзя применять одновременно с рядом антидепрессантов (например, вместе с общеизвестными амитриптилином и мелипрамином). Такие советы растерянным родителям часто “по дружбе” дают знакомые. Нельзя одновременно принимать трамал и с целым рядом успокоительных препаратов, в частности, с нейролептиками, о которых мы поговорим ниже.

Идти на поводу у наркомана и покупать ему трамал без разрешения врача ни в коем случае нельзя. Если же близкие не в состоянии контролировать приобретение наркоманом лекарств, то по крайней мере необходимо следить, чтобы ежедневная доза никогда не превышала 150-200 мг (3-4 капсулы) в сутки.

Что касается приема трамала после проведения дезинтоксикации (во время депрессии), то такой прием вообще не имеет смысла и откровенно вреден. По нашим данным, трамал способен усиливать ощущение депрессии.

Если подросток и после дезинтоксикации продолжает настаивать на покупке трамала, то это является либо признаком уже сформировавшейся зависимости от него, либо началом тайной подготовки к очередному приему героина, т.е. к неизбежности очередных ломок.

Что касается других анальгетиков, то в большинстве случаев общеизвестный баралгин даст во время ломок ничуть не меньший эффект, чем трамал. То же самое касается большинства широко рекламируемых обезболивающих средств.

В любом случае, если Вы решились самостоятельно облегчить наркоману период отмены наркотика, то помните, что любые обезболивающие препараты ему можно давать только в терапевтических дозах, указанных в инструкциях или на упаковке лекарства.

Дело в том, что любые анальгетики обладают способностью понижать артериальное давление, которое у многих наркоманов во время ломок и без лекарств часто падает до критических цифр. Избыточные дозы анальгетиков часто приводят к “необъяснимым” потерям сознания и коллапсам.

Несколько улучшит состояние пациента общеизвестный аспирин. Помогать он будет не как обезболивающее лекарство, а как средство, понижающее вязкость крови. У наркомана в ломках плотность крови повышена, она с трудом проходит по мелким сосудам, нарушая правильное снабжение кислородом органов и тканей.

Назначать его имеет смысл по половине таблетки отечественного препарата, т.е. по 250мг. 3-4 раза в день

Метаболическая терапия.

Мы вкратце уже описывали, что такое “старение” нервной клетки под воздействием наркотиков и, в первую очередь, героина. Эти нарушения сами по себе практически не восстанавливаются. Мозгу в такой ситуации необходимо помочь.

Такая помощь клеткам нервной системы и обмену веществ организма является одной их самых сложных задач современной наркологии. Мы же с Вами должны понимать, что без такой фармакологической помощи пациент останется раздражительным, реагирующим усилением депрессии (и связанного с ней желания принимать наркотик) на малейшие колебания погоды, страдающим внезапными перепадами настроения.

Для коррекции такого рода нарушений фармакологи создают препараты, которые по сути являются не лекарствами, а источниками целевого питания нервной клетки. Они не привносят ничего нового и неестественного в организм.

В первую очередь имеется в виду отечественные аминокислотные лекарства “Лимонтар”, “Глицин” и “Биотредин”. В конечном итоге их действие направлено на облегчение процессов использования кислорода нервной клеткой и на приведение в порядок реакций энергетического синтеза в нервной системе.

При их систематическом приеме влечение к наркотикам уменьшается, человек становится менее раздражительным, ощущение отсутствия энергии ослабевает.

Самое главное, что так как эти препараты представляют из себя естественные питательные вещества для нервной клетки, они абсолютно безвредны и подросток в течение дня может принять их столько, сколько считает нужным для облегчения своего состояния.

Важно понимать, что применение этих препаратов само по себе у большинства пациентов уберет ощущение “прихода” при случайном рецидиве. Эффект аминокислот будет похож на эффект опийных антагонистов. Только стоят они в 50 раз дешевле, а угрозы передозировки при их применении не возникает. Конечно, эти препараты не исчерпывают всю гамму лекарств, используемых для восстановления метаболизма. Однако, их доступность, безвредность и низкая стоимость (около 20 руб. за упаковку - 50 таблеток) позволяют сделать их применение очень широким.

Кроме этих препаратов, нервной системе бывшего наркомана необходим целый комплекс витаминов, особенно группы “В”, сосудистых препаратов и лекарств, нормализующих мозговое кровообращение.

Для лечения нарушений мозгового метаболизма используются не только аминокислотные препараты, но и целый ряд других сложных, так называемых ноотропных лекарств.

На всякий случай предупреждаем, что нельзя самостоятельно использовать некоторые препараты этого ряда. Такие лекарства, как ноотропил, пирацетам (это одно и то же) и аминалон очень часто советуют давать наркоману как друзья и знакомые, так порой и врачи, не являющиеся специалистами в нашей области. Все эти лекарства вызывают некоторое возбуждение, повышают раздражительность, косвенно вызывают усиление влечения к наркотику, иногда способны нарушить и без того плохой сон. Их по специальным показаниям может назначить только Ваш лечащий врач.

У всех наркоманов клинические исследования обнаруживают дистрофические изменения сердца, печени и почек. В связи с конкретными нарушениями деятельности органов врач подбирает поддерживающую терапию, которая помогает восстанавливать в них обмен веществ.

Однако, назначение такой терапии - достаточно сложная задача. Выполнять ее может только лечащий врач. То, что Вы можете использовать сами, мы, скрепя сердце, но осознавая необходимость таких рекомендаций в связи с существованием огромного количества наркоманов, которых никаким способом не удается заставить обратиться к врачу, приводим в “примерной схеме поддерживающей терапии”.

Успокоительные и снотворные препараты.

Для того, чтобы грамотно описать эту группу лекарств, нам понадобилось бы несколько томов. Нужно чтобы родители наркоманов понимали несколько основополагающих принципов и опасностей использования этих препаратов:
Использовать эти препараты самостоятельно ни в коем случае нельзя. Их имеет право назначать только врач. Хранение и использование таких препаратов без назначения врача является уголовным преступлением.
Большая часть успокоительных препаратов разделяется на две группы:

-нейролептики

-транквилизаторы
Нейролептики - это препараты, созданные для лечения шизофрении. Каждый из этих препаратов имеет так называемый спектр действия. Спектр этот указывает на то, что при назначении любого из данных лекарств проявляется не какое-то одно, а целый ряд их свойств, включающих в себя и стандартные побочные явления.

Все эти препараты ухудшают состояние нервной клетки больного наркоманией. Они не должны применяться без особого рода психиатрических данных и показаний, вынуждающих врача их использовать. Их применение становится оправданным только в тех случаях, если, как мы уже писали, наркотик “выудил” из нервной системы больного “дремавшее” там серьезное психическое заболевание.

Применение этих лекарств - сложная наука, которая называется психофармакологией и является одним из главных предметов, составляющих профессию врача-психиатра.

Единственное, что нужно знать пациентам: среди нейролептиков существуют очень “мощные” по выраженности действия и побочным эффектам препараты, которые, на наш взгляд, применяться для лечения больных наркоманиями ни в коем случае не должны. Это, в первую очередь, пипортил, мажептил, стелазин (трифтазин).

Назначение наркоманам препаратов этой группы в любом случае должно быть хорошо обосновано, а их дозы подбираются строго индивидуально с тем, чтобы побочные отрицательные действия не превысили ожидаемого положительного эффекта.

Транквилизаторы. Необходимо понимать, что эти препараты были созданы как “одноразовые” лекарства. Изначально они задумывались как симптоматические средства для лечения тревоги. Авторами исторически первого из них - диазепама ( он же седуксен, он же реланиум, сибазон и т.д.) предполагалось, что человек, который мучается избыточной тревогой, может время от времени принимать диазепам для того, чтобы снизить уровень тревоги, напряженности и беспокойства.

Однако скоро выяснилось, что все эти препараты очень быстро вызывают привыкание и химическую зависимость, то есть сами проявляют наркотические свойства. Естественно, что формирование химической и психической зависимости у бывшего наркомана произойдет быстрее, чем у среднего человека.

Наркоманы очень часто используют препараты этой группы для получения “кайфа”. То есть используют лекарства не в лечебных целях, а либо для усиления наркотического опьянения, либо как его альтернативу.

Кроме того, все препараты этой группы имеют крайне узкий спектр терапевтической активности. Ими очень легко отравиться, некоторые из них являются излюбленным средством для самоубийств в подростковом возрасте. В особенности это касается “модных” в среде наркоманов препаратов таких, как реланиум и реладорм.

Большую часть препаратов этой группы нельзя назначать без ведома врача для постоянного приема.
Естественно, из любого правила бывают исключения. Существует небольшое количество транквилизаторов, которые можно применять для лечения зависимости от наркотика.

Здесь нам, в качестве примера, хотелось бы назвать дневной транквилизатор грандаксин, который, не вызывая зависимости, помогает бороться с навязчивыми мыслями о наркотике. Этот препарат способен немного поднять настроение, смягчить, так называемые, остаточные вегетативные компоненты синдрома отмены: уменьшить дрожь, неприятное сердцебиение, потливость и т.д. Надо только помнить, что его нельзя давать пациенту вечером и на ночь, он может отрицательно влиять на сон.

Как вы видите, врачу при назначении успокоительных препаратов приходится постоянно балансировать между двумя группами опасных для бывшего наркомана веществ.

В каждом отдельном случае существует оптимальное решение. Но принять его может только врач.
Ни в коем случае не идите на поводу у своего ребенка. Никакие слухи о хорошо помогающем Васе или Пете успокоительном препарате не могут быть правдой. Лекарства этой группы назначаются строго индивидуально. Ни в коем случае не приобретайте самостоятельно и не используйте нейролептиков или транквилизаторов.

Обратитесь к врачу, и он подберет успокоительные и снотворные препараты, исходя из психического состояния Вашего ребенка.

Противосудорожная терапия

Многих удивляет использование у больных наркоманиями препаратов, применяемых при эпилепсии и других судорожных расстройствах.

Однако, как мы уже писали, синдром отмены наркотика для нервной клетки является как бы очень длительной судорогой, из-за неспособности клеточной оболочки удерживать кальций. Противосудорожные препараты в сочетании с мягкими блокаторами кальция помогут удержать мембрану нервной клетки в стабильном состоянии.

Противосудорожные препараты в такой ситуации уже много лет во всем мире используются как нормализаторы эмоциональной жизни и поведения, и применение таких лекарств как финлепсин, дифенин или депакин во многих случаях является гораздо более биохемически оправданным, чем применение нейролептиков или транквилизаторов. Более того, противосудорожные препараты у большинства наркоманов во время депрессии удачно заменят снотворные и практически не вызовут привыкания.

Единственное, что должны понимать родители пациента при назначении врачом препаратов такого рода, это то, что ни успокоительные, ни противосудорожные препараты нельзя давать в руки пациентам.

Привыкнув к резкому “героическому” действию наркотика, подросток все время стремится, порой даже бессознательно, к превышению назначенной врачом дозы для того, чтобы любой ценой достигнуть состояния опьянения.

Помните, что противосудорожные препараты, точно так же как нейролептики и транквилизаторы крайне опасны при бесконтрольном применении. Давайте подростку лекарства только из своих рук!

Иглорефлексотерапия.

В Древнем Китае, как Вы уже знаете из нашего рассказа, было известно о человеческой зависимости от продуктов конопли и опийного мака. Уже несколько тысячелетий существует схема лечения такой зависимости с помощью традиционной китайской медицины.

Однако, как древние китайцы и ламы Древнего Тибета, современные врачи считают, что главное в лечении наркотической зависимости - это “занятость души” (Примерно так, во всяком случае, написано в древнем Тибетском трактате Чжуд-Ши). Все методы физического воздействия на организм при этом являются вторичными.

Иглорефлексотерапия в этом смысле является прекрасным поддерживающим методом для психотерапии. Она отчасти способна выполнить функции поддержки метаболизма, уменьшить депрессию, снизить физический компонент патологического влечения к наркотикам.

Но одна рефлексотерапия без занятости души, то есть без продуманной психотерапии вылечить наркоманов также не способна.