трип-репорты ПСИЛОЦИБИНОВЫЕ ГРИБЫ ТРИП РЕПОРТ

До наступления осени 2010 года от РХ я не кушал волшебных грибов, по-моему, целых 5 лет. Что-то не подворачивались они, а самому заниматься добычей не хотелось. Как это часто бывает, грибы вновь вошли в мою жизнь совместно с хорошими друзьями. Мы - я, мой друг Д и его девушка Н - наметили поездку на поле на субботу, чтобы, если что, лопать прям на поляне, а на следующий день спокойно поспать (это касалось скорее Н, так как из нас троих пятидневка только у неё) . Выехали нифига не рано - около 2 часов для. Выбираться нужно было в пригород на вполне популярное у сборщиков место. По пути в городской маршрутке мы обсуждали с Д нынешнее положение дел человечества - например, то, как система делает из людей винтики, что такое "счастливая полноценная жысь", самореализация и прочее блабла. Точное местоположение поляны, как ни странно, заранее нам не было известно - по пути мы звонили сведущим знакомым и те корректировали наш курс. С собою у нас были захвачены термосы с чаем, но после двадцатиминутной тряски в маршрутке мы таки решили нахватить по капучинчику в кафе и оттуда уже двинулись в сторону поля. Погода была пасмурная и периодически капал дождичек. Сапогов мы не захватили и, к счастью, они особо нам не понадобились - вытянутое поле шириной примерно 40-50 метров, расположившееся между корпусами нового завода и леском, за которым виднелись частные и многоквартирные дома, оказалось относительно сухим. Увидев знакомые очертания кочек с сочной травой, я сразу вспомнил былые поездки за магическими грибами в районе родного Кингисеппа. Дальше все было более-менее ясно: по сведениям друзей, собирать можно было сразу с ближнего края поля, чем мы, собственно, и занялись.
Первые плоды были найдены в течение нескольких минут. По повсеместно примятой траве можно было понять, что данное поле очень популярно. Мимо нас проходили и удалялись в глубь поляны компании мальчиков и девочек по 2-5 человек; они скрывались за разросшимися на этом участке поля кустарниками и молодыми деревцами. Через 30-40 минут поисков я набрал, кажется, около 30 грибов разной величины и окраски и решил закинуть их сразу. Д и Н собрали в сумме около 35 и, по-моему, кушали их сразу по мере нахождения. Так что на душу Д пришлось 20-25 и для Н, соответственно, около 10 шляп. Вдохновившись быстрым уловом и вспомнив былые дикие объебки грибами в родном городе, я отважно принял решение лопать все, что найду, пусть даже ценой сему будет срыв крыши. Ни детей, ни жены, ни даже домашних животных у меня не было, а родители так любят обо мне заботиться - никакого особого беспокойства я не испытывал. До значительного прихода оставался еще где-то час, который я решил потратить на дальнейшие сборы поганочек. Попадались в основном некрупные особи, и я как-то незаметно для себя сбился со счета, но сознание сохранило отметку где-то на уровне 60 грибов. Вес мой, к слову сказать, составляет 55 кг. Так, потихоньку собирая урожай с кочек и периодически окликая моих дорогих спутников, ползающих по поляне, в какой-то момент я почуствовал, что насытился. Да и копаться в траве с действием первых псилоцибиновых паров становилось все ленивей. Я подошел к ребзям и предложил им отойти в лесок - посидеть, перекурить и испить чайку из термоса. Д согласился, а Н, съевшая меньше нас, решила поискать еще. На часах было около 17 часов. Вот-вот меня (да, судя по всему, и Д) должно было шарахнуть. Я решил передохнуть, а затем отправиться на помощь Н, пока еще было более-менее светло.
Мы сидели с Д под березами, пили чай, обсуждали осеннюю красоту природы и силу грибов. Пока суд да дело, за чаем я начал чувствовать легкое гудение и, так сказать, "визуальное шевеление" окружающего мира. Д тоже загрузился первыми грибными волнами, и разговор тёк вяло. Чувствуя, что сегодня въебенит как надо, я сказал Д, что, что бы ни случилось, нужно настраиваться на хороший лад и получать удовольствие в трипе. Мы вышли из березок и вернулись на поле к Н. Больше грибов ей особо набрать не удалось, и вместе мы, побродив еще минут 15, приняли решение прогуляться по леску.
Часть 2.
Театр начинается
Войдя обратно в бярозки уже втроем, через несколько минут мы все же немного поразбрелись: ребзики неторопливо рассматривали какие-то диковинки осеннего леса, а я пошел немного быстрее - решил разведать, что же там дальше в глубине рощицы. Произошли явные изменения в моем зрительном восприятии: мистика и сказочность обволакивали все, что окружало меня, расстояния и метрические соотношения начали восприниматься слегка искаженно. Дышать стало немного труднее - как будто в прохладном воздухе не хватало кислорода. Все тело явственно ощущало перемены: мышцы, кожа, все рецепторы шалили, давая сумбур ощущений. В просвете меж деревьев я заметил нескольких людей на грибном поле, среди них двух девчушек, идущих к отдаленному от меня краю рощи. Я ускорился в надежде догнать их и попробовать завести беседу: почему-то в тот момент мне показалось, что самое время пойти попробовать поискать себе милую уделанную грибочками невесту. Девушки двигались по поляне явно быстрее меня, пробирающегося сквозь лесные заросли, так что скоро я потерял их из виду. Потоптавшись на месте и рассмотрев виднеющуюся поодаль автотрассу с необычно катящимися мобилями, завод и прочую пригородную инфраструктуру на фоне осеннего неба, я принял решение вернуться к своим спутникам.
Ребят я нашел почти там же где, мы разошлись - они тихо беседовали. Д сидел возле трех сросшихся берез, прислонившись к стволам и обняв себя за плечи, а Н расположилась рядом и курила сигарету. В мое отсутствие Д успел надеть прихваченную из дома серебристую ветровку, так что в таком виде он практически врос в серые березы. Кисти рук он спрятал в рукавах - в таком виде он напоминал человека, прикованного к деревьям смирительной рубашкой. Подойдя к ним, я что-то затарабанил и, видимо, резковато вклинился в их тихий диалог. Заметив это, я извинился и присел рядом. Д смотрел на павшую листву отсутствующим взглядом: явно хорошо кроет. Н съела маловато и, по ее словам, особого эффекта не ощущала. Я обратил внимание на переливавшуюся серым, белым и розовым поверхность берез: это было похоже на игру цветных жидкостей в полупрозрачных телах каракатиц и прочих морских обитателей - если вы видели где-нибудь это чудо, то поймете о чем я. Я достал термос и принялся пить чай с ребятами. Н - обладательница старющего термоса, сделанного в США. Я заметил клеймо производителя с указанием города на его дне и вспомнил, что видел такие отметки практически на всех товарах, сделанных там. Тут я осознал, что такая традиция для штатовских призводителей - это кагбэ дело чести. Типа все по-чесноку, сделано качественно и на совесть. Меня вдруг тронула это черта их менталитета. Вообще, "в грибах" многие граждане становятся сентиментальнее и на них периодически нападает "созерцательно-философское" настроение. Я взглянул на противоположную сторону заросшего сочной травой рва, возле которого мы находились, и слегка охуел от красоты всего, что предстало перед моим взором: это была настоящая музейная панорама с подсветкой, это даже могло напомнить детально проработанную театральную сцену леса с массой крутых декораций! "И в музей ходить не надо", - сказал я, потормошив Д. и обратив его внимание на всю ту красотищу.
Мы решили перебраться на ту сторону и немного пошагать там. Ров пришлось обходить, и по пути я заметил, что мне трудновато переводить мысли в слова. Я сказал друзьям, что уже успел поискать жену среди местных отдыхающих, прогуливаясь по роще. Мы дружно посмеялись, а Д под это дело вспомнил прекрасную фразу "Никогда не бегай за автобусами и за женщинами, дружище". Непосредственно на той, другой стороне, все выглядело несколько не так, как издали, но мы успели прочекать странный зелено-фиолетовый очень плотный мох. Д. даже вспомнил мифические флуоресцирующие виды нордических мхов. Потихоньку мы вышли на вытянутый бугорок, протянувшийся под кронами деревьев. Я задал новую тему разговора - о стремлении людей оставить след в этом мире.
Часть 3.1.
In memoriam
Мысли о древних и современных мемориалах крутились в моей голове за несколько дней накануне трипа. Попытки обратить внимание последующщих поколений на дела давно минувших дней могли вызвать лишь снисходительную улыбку. Стройте стелу хоть до луны, надеясь, что это предотвратит последующие ошибки разжигания войн и прочее. Психология людей такова, что карманники будут орудовать в толпе на той площади, на которой происходит казнь махрового вора. Увы. Ну на сколько, например, хватило хиросимского запала? На 50 лет?
Я заговорил с Н о властителях и полководцах, которые творили незнамо что, а потом отстраивали памятные мегаштуки. Вспомнили Македонского - то, что к 33 годам уже империю скроил, и все города, им основанные, Александриями называл. Н вспомнила, что Александр был неистовым фэном "Илиады" и черпал вдохновение для своих безумных походов большей частью оттуда. Витая в целом вихре мыслей, я не сразу смог досообразить, что Александр вершил судьбы тысяч, прокачавшись по различным наукам и начитавшись чужих фантазий. Осознание этого не особо существенного по трезвяку факта хорошенько подзагрузило меня. Потупив пару минут, я сообщил Д, что его вторая половинка - это просто какое-то сокровище. На что Д ответил многозначительным выражением лица и закурил беломорину. Несмотря на сюрреальную красоту клубов сизого табачного дыма, я отстранился и попросил Д пускать дым чуть в сторону - уж больно едким и душным он мне казался в тот момент.
Н сидела на корточках и неосознанго что-то вычерчивала веткой на земле около своих ног. Ноги, кстати говоря, мы все-таки промочили. Под грибами не сразу-то и определишь мокрые у тебя боты или сырые.
Мало-помалу Н, не думая, что делает, нагребла под себя кучку потемневших березовых листьев. "Вот вы, женщины, какие, - рассуждаете о высоком, а сами по тихой натаскиваете добра себе" - заметил я. "Ооо дааааа! Все моё. Настоящее богатство!" - ответила она, и мы рассмеялись. Безусловно, в этом мире у нас нет ничего поистине "своего", но даже из "одолженного" у нас троих было не много. Жилье, конечно, приходится снимать, а про немногочисленные вещи-то и говорить смешно. Сам собой встал вопрос о путях возвращения в цивилизацию: пару, ну тройку часов с мокрыми ногами погулять еще можно было бы, но уезжать нужно полюбому. Решили отзвониться все тем же знакомым-путеводчикам - они вроде как собирались сами доехать до этого поля на машинке.
Часть 3.2.
Ух ты, зебра!
Дозвониться до господ на автомобиле не удалось. Что ж. Начинаем выбираться сами. На всякий случай я решил набрать телефон друзей, которые знакомы с этими местами не понаслышке, - узнать, как отсюда едет транспорт и все такое. Оказалось, что до города едет почти все. Немного смутив путаной речью людей на том конце телефонной линии, я поблагодарил их и зашагал с моими соратниками к выходу из рощи. Мы подошли к решетчатой заводской ограде, воздвигнутой на песчаной земле - тут мы начали обходить холмики и небольшие карьеры, дно которых скрывала тёмная вода. Обратив внимание на причудливые узоры, складывающиеся на истоптаной поверхности песка, я присел, чтобы пощупать и внимательно рассмотреть их, но ребята не хотели задерживаться, и мы двинулись дальше в сторону остановки. Я увидел небольшое спелое яблоко, лежащее на тропе, - ну что ж, пригодится. Тем временем солнце зашло за горизонт и везде вспыхнули огоньки ламп электрического освещения. Заводская решетка напомнила мне какие-то кадры разгороженного пустынного ландшафта Кин-дза-дзы. Мы шли дорогой вдоль леса - той же, что привела нас на поле днем. Боже, как же хуярит. В голове немного фонит. Вот Д пытается собрать букет из растущих на обочине камышей. Это не очень хорошо у него выходит: он неистово тянет, мнёт и рвет стебли, и в угаре не замечает, как ломаются коричневые камышовые огурчики. За этим занятием он вспоминает про какого-то мужика, добывавшего на краю света специальный вид тростника для создания флейты. Тут он было порывается прочекать карьер на предмет наличия там какого-либо музыкального тростника, но я сообщаю ему, что, скорее всего, подобных растений в наших краях не встретить и на такой случай ему следует совершить трип в какую-нибудь Корею. Д успокаивается и идет дальше вместе с нами, сжимая в руке потрепаный жизнью стебель камыша. Красивый мягкий оранжево-синий осенний закат. Я периодически оборачиваюсь и гляжу на завод - он отражает свет своими остекленными стенами. Из его дверей и ворот периодически выходят рабочие. Мне грустно и странно от того, что там у них своя жизнь, свои дела и свои траблы, и они не подозревают о нашем существовании... и о том, как мы вштырены. Через пару сот метров пути по дороге я замечаю наваленные справа по курсу круглые деревянные крышки, сколоченные из больших досок. Я зову моих друзей, мы сворачиваем, чтобы уделить пару минут изучению этих странных штук. Круги оказываются частями неебических размеров катушек для кабеля, который тут, видимо, прокладывают днем рабочие. На светлых досках темной краской нанесено много надписей - маркировка. Буквы чуть смазались и выглядят очень объемными - это, кстати, примечательная черта грибов - они придают объем и живость плоским фигурам и изображениям, а точнее, мозгам, в которые они угодили. Выйдя обратно на дорогу, ведущщую к автобусной остановке, я задумался о том, что часто занимает мои мысли - о Вселенной. Даже, скорее, о вселенных. Конкретно - о том, что недавно обсуждал с моим хорошим интернет-знакомым - каждое живое существо, взаимодействуя с внешним миром, творит собственную вселенную в своем сознании. Эти "мирки", соответственно, бывают попроще - как у простейших. Или сложнее - как у людей, которые могут держать в своем мозге проекцию глобальной жизни и доступной для нашего восприятия части процессов во вселенной. Она, эта проекция, образована нейронными связями, возникшими в мозге при восприятии окружающего мира, анализе накопленного опыта посредством абстрактного мышления. В процессе такого анализа и появляются всяческие гипотезы, а также кое-какие прогнозы. Короче говоря, я почуствовал душевный подъем, осознав красоту и многообразие жизнеформ планеты. Даже подумал про рабочих, которые строят тут всякую всячину, и, возможно, не осознают ни то, что являются подобием тружеников-муравьев в одном большом людском муравейнике, ни сам размах и конечные цели строительства всех этих трасс, мостов и линий электропередач. Мы уходили все дальше от поляны и, пытаясь анализировать своё текущее состояние, я несколько усомнился в своих силах. Выдержу ли я сейчас поездку на маршрутке? Готов ли я ко встрече с мегаполисом? Пока мое внимание было занято этими мыслями, Д успел где-то достать сухой светло-серый стебель борщевика или какого-то подобного растения и шел, маша им, как тростью. Я забрал у него эту штуковину и помахал ей, как саблей. За стеблем в воздухе оставался небольшой шлейф. Я обратил внимание Д на то, что заостренные обломки веточек на конце засохшего стебля напоминают вытяную морду и уши китайского дракона. Ого! Да тут даже какие-то ворсинки, похожие на мех, у него на "шее"! Я поднял стебель к плечу и понес его горизонтально, имитируя полет дракончика. Вверх и вниз... оп! Тут я заметил на дороге еще одно высохшее растение. Раздавленные стебель и листья рыжего цвета напоминали волокна древесного мочала. Я подхватил находку с земли, взмахнул и покрутил ее. Ух ты! да это же похоже на лису с пушистым хвостом. Класс! "Дракон" и "Лисичка" поплыли рядом со мной в холодном вечернем воздухе. Блин. Когда ты в грибах, воспоминания накатывают очень ярко. Я взял трубку и набрал номер Лисы.
-Аллоу.
-Привет, Лисицын!
-Здравствуйте.
-Как поживаете?
-Нууууу... а что вы хотели?
-Да я вот тут в лес ходил. Нашел веточки: одна лисичка, а вторая - дракончик. Вспомнил вот тебя. Расскажи, как ты.
-О. А что решил набрать-то? Номер не забыл еще, что ли?
-Нет.
-Да все хорошо. Потихоньку. Слушай, мне сейчас не очень удобно говорить тут...
-А ты где?
-В Купчино. Тут в районе дома пока.
-А через сколько можно перезвонить?
-Нууу, давай через полчаса.
-Окей, хорошо.
Лиса, судя по городскому шуму в трубке, действительно где-то проветривала шерсть.
Нахлынула жесткая меланхолия. Мы обходим большой корпус торгового центра и приближаемся к трассе, ведущей в город. Темнота, а в ней перед нашим взором проносятся желтые огни фар. Через этот поток нам предстоит перебраться. Вот мы стоим перед пешеходной "зеброй", но машины почему-то не останавливаются. В мою голову приходит наивная идея вновь звонить друзьям. Я снова набираю номер знатоков:
- Аллоооу (хриплым усталым голосом).
- Слушай, ну мы, в общем, вышли к трассе, но тут непонятно, где переход - машины летят на полном ходу и не пройти.
- Бля, Игорь, откуда я знаю, где ты там бродишь? Ты хочешь, чтобы я тебя сейчас через дорогу по телефону перевел?
Осознав, что идея была крайне тупой, я что-то лепечу в ответ и вешаю трубку.
Блин. Я оглядываюсь в поисках ближайшего светофора и нахожу его справа в метрах в 150 от нас. Я окликнул было ребят и пошел в ту сторону, но Д. разглядел там салатовые жакеты гиббонов и запротестовал: "Игорян, там менты бля какие-то! да ну в пизду, пошли тут!"
Ну, тут так тут. Мы опять подошли к зебре. Оценить действительную скорость проезжающих машин было трудно. Я дождался промежутка и скомандовал старт. Пока я пробегал через первую половину широкой трассы и смотрел влево, о машинах справа я немного забыл. "Игорь, стой!" Перед зеброй резко затормозили несколько машин, включая грузовик. Сердце сильно билось. Ну а что же - обычная ситуацыя. Хер кто пропустит нынче на зебре-то. Мы перешли дорогу и подошли к остановке. Слегка окуевший, я вдруг осознал, что маленькие мы на несколько секунд остановили и прорезались сквозь огромный плотный поток, питающий всякой всячиной наш мегаполис.
Часть 4.
Перебор
На остановке стояла пара мужиков стремного вида. Мне казалось, что они косятся на нас и жутко гыгыкают, выплевывая на землю шелуху от семок. Ну, жаловаться на это, наверное, глупо: мы в жопе города, время - хуй-знает-который-час, мы сами выглядели как звери - все промокшие, с какой-то лесной утварью в руках и на одежде (Д. действительно незаметно от меня прихватил "дракончика" с обочины, на которой я его оставлял), ну и лица после переправы через трассу у нас были, мягко говоря, озадаченными). Мимо проехали без остановки несколько маршруток. Было очень неприятно осознавать, что сейчас предстоит ехать в переполненном транспорте: мое тело как будто наполняли вращающиеся маховики, перед глазами все ошутимо "плыло". Состояние было похоже на водочный перепой, в котором я, как обычно, не могу отрубиться и валяюсь в мученьях, переодически сблевывая. Чтобы как-то отвелечься и разрядить обстановку, я отзываю ребят в сторону и цитирую увиденную недавно у приятеля на странице китайскую мудрость: "В разгар сражения завари и выпей чашечку чаю". Чай у меня еще оставался, и мы пригубили по глоточку. Боже, дай мне сил! Подъезжает маршрутка - старый ПАЗик. Мы забираемся в переднюю дверь, чудовищные мужики - в открывшуюся заднюю. Сидячие места заняты кисломордыми старухами и гастарбайтерами. Духота, влажность (запотевшие стекла) и самое ужасное - запахи выхлопа такие, что просто пизда, честное слово. Блин, что за непруха. Мы встаем впереди, схватившись за поручни, кое-как вспоминаем, что надо заплатить, и отдаем водителю за троих. Мужики сзади не перестают похрюкивать и гоготать, оскаливая свои ужасные зубы. Едем молча. Я уперся взглядом в милого Д. Старухи и гастары едут молча, даже музыки нет. "За проезд кто не передал?" - кричит кавказец водитель. Готот сзади усилился - эти уебища оказались верны себе и не платили, отчего мне захотелось пойти и объяснить им кое-что. Конечно, в таком жалком состоянии я нихрена поделать не мог. Тем временем меня начало ощутимо укачивать. А через 5 минут я с бледной рожей уже тянул Д. за рукав куртки со словами: "Я больше не могу! Выходим!". "Остановите тут где-нибудь пожалуйста!" - мы выпадаем обратно на трассу. Мне очень херово - по ощущениям похоже на отравление. Я ничего не могу разобрать, понимаю только, что сейчас надо как-то отдышаться. Я не могу стоять на месте и потому почти бегом двигаюсь по обочине в направлении городских домов, которые, слава богу, уже рядом. Ужасный воздух вперемешку с пыльным асфальтом и кошмарным гулом несущихся автотачек въедается в меня и я едва держусь на ногах. Пешеходная дорожка, по которой я передвигаюсь выглядит неимоверно длинной в желтом свете фонарей. Звуки и очертания предметов расплываются и перемешиваются. Слабеющей вспотевшей рукой я на ходу достаю трубу из кармана брюк и опять набираю Лису.
- Халююю, Лисааа! Я в большой опасности! Я сожралкучугрибовмнесейчасоченьплохояушелотсвоихспутниковинепонимаюгденахожусь! Иду по какому-то шоссе в районе N на окраине города. Мне, видимо, никто не сможет щас из своих помочь! Ты можешь что-нибудь сделать?
- Ну ты даёёёёёшь.
- Даааааааа.
- Дак чё, там транспорт-то ходит еще? - сядь во что-нибудь, доберись до метро.
- Я не могу ни в чем щас ехать! Мне плохо, меня тошнит! Я могу только тут идти вот прямо по дорожке и разговаривать с тобой!
- Ну я-то в любом случае щас на другом краю города.
- ААА! Ты мне нужна, ты сможешь приехать?? Больше некому! Я только с тобой и с Р. могу из таких переделок выпутываться - вы у меня самые близкие!
- Ну ты же не у метро. Ты сможешь дойти сам?
- Так, щас... тут на доме написано "Х-ское шоссе, дом 146". Тут еще "Окей" недалеко и елочки возле него какие-то.
- Подожди, Окей на окраине города?
- Да.
- Все, я поняла, где ты. Я тот район хорошо знаю. Ты готов ждать полтора часа?
- Блин, а может, я как-то пешочком до дома тогда пойду? Сколько мне примерно топать до Васильевского? Часов за 6 дойду? У меня завтра выходной, так что я, в принципе, выдержу.
- Нет, ты что, с ума сошел - ты не пройдешь ночью в таком состоянии так далеко.
- Ну а что остается делать? В метро я точно не пойду сейчас.
- Ты даже не знаешь толком, где ты находишься, куда ж ты пойдешь-то? Давай, я смогу выехать минут через 15. Ты можешь там где-нибудь возле "Окея" меня дождаться?
- Да? Давай я дождусь.
- Только точно чтоб ждал, слышишь?!
- Да да даааа! Хнык-хнык...
- Все, давай держись.
- Спасибо тебе! Давай, жду!
Ну ебаться-улыбаться, кто ж знал, что будет так херово? Я скорее расчитывал на более плотные визуалы, провалы и прочий ЛСД-подобный неадекват. А тут такая каша вышла. Звонит мобила - неизвестный номер, я догадываюсь, что это мои ребятки-спутники потеряли меня и звонят с номера Н. Увы, но нет - не могу ответить, вообще никак, настолько мне сейчас ХУЁВО. Я обнаружил на своем пути козырек автобусной остановки со скамейкой и присел на пыльный металл. Темнота, фонари и пролетающие мимо авто. Воздух относительно нехолодный и, слава богу, дождь не капает. Я глубоко и часто дышу, как какой-нибудь отравившийся чудик из телесериала "Скорая помощь". Ну ладно, хоть дышу еще пока. Достаю термос и выливаю остатки чая в стакашек. По дорожке ко мне приближается вроде как старикан. Я накидываю капюшон куртки, закрывая от посторонних взглядов свое взмокшее от пота лицо и пятикопеечные зрачки. Нормально - по внешнему виду могу сканать за молодого алкобродягу. Для этого района и времени суток - самое то. Кое-как заглатываю чай. Звонит Лиска:
- Да.
- Ну ты там живой? Нашел, где сесть?
- Да, все отлично, я недалеко от Окея сижу жду тебя.
- А где именно?
Я оглядываюсь, пытаясь понять, что находится у меня за спиной.
- Ну тут магазин "Печи Камины".
- Слушай, у тебя деньги-то с собой есть? А то у меня буквально только на проезд.
- Да у меня 600 рэ есть. Может, ты на такси? Этих хватит? Я отдам!
- Не, я так доеду. Ладно, я еду, давай.
За магазином виднеются решетка и ворота - вход на кладбище. Прям как из песни Пантеры. Я беру рюкзак и двигаю в сторону ограды - там темно и, кажется, можно посикать. Зажигается фонарь на столбе - вроде как среагировал датчик присутствия. Я делаю свое грязное дело, отхожу и присаживаюсь на корточки подле желтого отреставрированного здания WC, который уже, естественно, закрыт.
Звонит труба - опять со мной пытаются поговорить ребята. Я решаюсь ответить:
- Да..
- Эй! Ну куда ты там делся? Ты где?
- Я пока в неадеквате, но все в порядке - за мной Лиса приедет. А вы-то сами где?
- Мы в маршрутке едем на Ваську.
- Хорошо, удачно вам добраться, извините, что так вышло.
- Нормал. Если что - то позвони, а так давай завтра созвонимся.
- Давайте. До завтра.
Ну, хорошо хоть с ребятами всё лады. Вокруг никого. Изредка где-то неподалеку лают собачки из частных домов. Пока я сидел, по дорожке из ворот кладбища быстрым шагом поодиночке прошло несколько женщин в платочках. Мне стало жаль их: они выглядели так одиноко поздним осенним субботним вечером. Не хочу, чтобы меня хоронили. Фонарь уже сам по себе зажигается и гаснет без всякого движения. Я смотрю в асфальт - он закручивается, дыбится, машины на трассе в 50 метрах от меня проносятся, но если попытаться сосредоточить взгляд на одной, то они как будто очень резко замедляют ход. Вот дерьмо. Набираю Р.
- Привет.
- Здорова.
- Как денек?
- Да ничо. С бокса иду домой.
- Круто, молодец. А я вот пережрал поганок - сижу еле живой около кладбища.
- Ну ты ващще. Где ты хоть?
- Я еще сам не знаю, где тут что. Я пока нашел токо Окей. Связался с Лиской - она щас едет за мной. У меня очень путаются мысли я мало что понимаю, честно говоря.
- Блин, ну ты дал, чувак.
- Ладно, мне тут очень плохо физически и психически, можно, я тебе буду позванивать?
- Хорошо.
- Спасибо, чел, давай, до связи.
Тут я осознаю, что заряд батареи у мобилы заканчивается, и начинаю слегка паниковать. Опять звоню Р., прошу его позвонить Лисе и согласовать с ней план моего спасения, а также сообщаю, что в случае чего пойду в Окей к охране - просить сделать звонок. Получаю указание сидеть и упорно ждать подмоги. Еба мать, как все сложно. Питьё закончилось - это плохо. Я парюсь, гоняю, мучаюсь и циклически набираю то Р, то Лису: в итоге Р приказывает мне никуда больше не звонить, пока еще окончательно не села труба. Принимаю решение прогуляться до гипермаркета. /////
Автор
Shugga Choo
Первый выпуск
Обновление
Оценка
0.00 звёзд 0 оценок