винт и sex

трип-репорты винт и sex

Нас было четверо, и на всех имелось что-то порядка двадцати кубов. Тогда мы все торчали нерегулярно, и такое кол-во раствора, в принципе, было ни к чему. Я никогда не любил секс с проститутками. Мне их всегда было жаль, и не получалось кайфовать с бабой, которая видела во мне средство обогащения, а не сексуального партнера. Но мои товарищи славились несколько иными взглядами. Имея на кармане столько винта и проезжая мимо рядов недорогих, относительно наших тогдашних нехилых доходов, блядей, ребятишки решили прихватить одну с собой. Я сразу же отказался вступать в долю, и они разобрались на троих. Девку купили симпатичную и понимающую, куда и зачем она прется. Глядя на четверых героев-любовников (включая меня), она нетерпеливо ерзала, явно предвкушая будущие удовольствия, которые еще и денег принесут. Попав на хату, она тут же потребовала свои два куба. Мой приятель Сашка (человека звали по-другому, разумеется) выбрал почему-то в пятикубовый баян ее дозняк, и удалился с ней в одну из пустовавших комнат. Вернулся он быстро – тоже очень хотел ведь втетениться. На вопрос, зачем он поставил нашу даму пятикубовым шприцем, он ответил вполне здраво – «от крупных иголок дырки заживают быстрее». Какое-то время мы выбирали, потом ставились, потом приходовались… Где-то час спустя, мы снова встретились на кухне. Не было лишь нашей девахи. Я предположил, что с ней может что-то произойти, но Сашка успокоил меня, сознавшись в том, что втер ее четырьмя кубиками. Мы тогда, помню, все тут же ломанулись в комнату, где лежала эта телка. Включили свет и увидели совершенно голую девушку с раздвинутыми ногами, которая, не раскрывая глаз, простонала: «Дайте мне хоть пососать». У меня тогда голова закружилась, и я, как ошпаренный кипятком, выскочил из квартиры, а мои сотоварищи спокойно драли ее больше суток подряд, периодически спрыскивая раствором свой и ее темперамент. Это была, ИМХО, настоящая девочка на приход. Они после не раз ее покупали. И все бы ничего, если бы не один эпизод, приключившийся следующим после описываемой выше зимы летом. Многое мне объяснило то, что я сейчас вспоминаю. Итак, пресловутым летом я как-то зашел по делу в ту же квартиру, где происходили периодические наши марафоны, начавшие уже носить не только ритуальный характер, но и вполне осмысленный наркоманский оттенок – вмазка ради вмазки. Очень хорошо помню свою тогдашнюю философию. Я никогда не стану наркоманом хотя бы уже потому, что употребляю наркотики несколько лет, и до сих пор держу руку на пульсе. Очень распространенная обманка, затянувшая петлю не на одном горле. С того зимнего случая вся компания была в сборе и трезвой чуть ли не впервые. Когда встречались полным составом, то обязательно или бухали, или винтились. В доме гостила незнакомая мне девчонка – улыбчивая самка-послешкольница с блядским огоньком в глазах. Ее определенно радовало такое количество заботливых и дорого одетых ухажеров. Как вышло, что девушка оказалась с одним из нас наедине в спальне, я, честно говоря, не знаю, поскольку за всеми этими беспорядочными совокуплениями моих товарищей никогда не следил. Что они там делали – тоже, само собой, не интересно. Постепенно с кухни в спальню переместились все, кроме меня. Поскучав какое-то время, я все-таки поперся взглянуть, что же там происходит. Войдя в комнату, я обнаружил стоящую на коленях, одетую и совершенно зареванную девушку, вокруг которой сгрудились мои три товарища, у каждого из которых были приспущены штаны.
На сегодняшний день из нас четверых я один остался в обойме. Один из нас сейчас мотает девять лет. У него гепатит и ВИЧ, и, скорее всего, он на волю больше не выйдет. Второй сошел с ума КОГДА снимался с героина метадоном ,третий мой корефан... сифилис, пожалуй, самое незначительное, что с ним случилось.